BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Ольга Думчева

Волкодав

Главная : Проза : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Тебе нужно время.

Это не поможет.

Тебе нужно время для того, чтобы все вспомнить. Просто вспомнить свою жизнь такой, какой она была на самом деле. Помнишь, как ты всегда рассказывал: я потомственный Лунянин, 7 поколений предков моей матери, дамы Елены, были Лунянами. Так? Просто сядь и проговори все на диски. Просто вспомни, как все было. Это поможет тебе разобраться. Ведь память хранит в себе все, все ответы. Нужно только хорошенько встряхнуть ее. А если и не для себя, то сделай это для других. Расскажи, как это жить на Луне, на Земле, просто как вообще жить и не думать о том, монг ли ты, человек ли, гумн. Ты живое существо, с чувствами, мыслями, желаниями. Расскажи всем, как ты это чувствуешь. Расскажи…

Рокот молчал. А это случалось крайне редко. В том смысле, что он молчал мыслями. Я не мог понять даже то, в каком настроении он был. Он не блокировал сознание. Он просто молчал.

Что? Что случилось?

Случилось?

Ну да… нельзя ни о чем не думать.

Вот оно… мелькнуло… я почти поймал его сознание, но пробежавшая была мысль была так скоротечна, что я не успел сконцентрироваться на ней и понять, что же беспокоит его. А это была беспокойная мысль. Это единственное, что я мог сказать об этом. Вот еще и еще. Рокот пытался не думать, но нельзя запретить себе этого. Сознание можно контролировать, но предательские мысли всегда найдут способ улизнуть из бастиона запрета.

Тебя отправляют на Землю.

Я знаю.

Нет…

Да я давно об это знаю.

Нет… это не то, чего следовало бы ожидать.

Тебя просто отпускают. Так решила комиссия. Комиссия монгов на Андромеде.

И?

Тебе дают свободу действий.

Как это?

Тебя просто высадят в определенном месте и все.

Зачем?

Как сказать… Тебе некуда идти. Ты вечно приговорен к обитанию на Земле. Более того… в твой мозг, здесь, вживили чип… и теперь… любой криг вычислит тебя. В организацию тебе хода нет. Там ты станешь подопытным, подследственным… что хочешь. Ты будешь скрываться от кригов, от организации, от всех и потом поймешь, что единственное, что тебе осталось - так это сотрудничать с монгами. Монги смогут нейтрализовать действие чипа, но в том объеме, в которым им это удобно. Они предложат тебе головокружительную карьеру в политике, бизнесе, где захочешь, они вырастят из тебя президента.

Я не хочу.

Они хотят, чтобы ты сам понял, что у тебя нет выбора. Они хотят, чтобы твое решение было добровольным. Полу добровольным, скажем так. Они решили, что иначе ты бы все равно попробовал уйти от монгов. Теперь они хотят показать тебе, что все, что тебе остается, это прийти к монгам. Только так. Они хотят сэкономить время и средства.

Что мне остается?

Рокот думал. Я видел его мысли, я знал его мысли, и они радовали меня.

Ты сможешь, я не знаю как. Ты должен быть умнее их, ты должен быть лучше их. Ты сможешь.

Да. Мы попрощаемся?

Обязательно, - он подумал об этом уверенно, и я не сказал ему “прощай”. Впрочем, я не помню, чтобы я прощался когда-либо с лучшими… пусть не людьми… но с лучшими живыми существами в моей жизни.

Ближе к времени ужина, я понял, что мы опустились на Землю. Вошли незнакомые монги и стали быстро-быстро говорить, подталкивая меня к выходу:

Тебе не выдадут ни денег, ни одежды, ни еды, ни воды. Ты должен понять сам, что мы нужны тебе. Все, что мы даем тебе – это вот эту коробочку. Внутри – кнопка. Нажми на нее тогда, когда ты сам сделаешь все выводы. За тобой не будут следить, и если ты попадешься на криг, твоя кожа сгорит, и твоя плоть отомрет. Ты накажешь себя сам. Держись вдали от крупных городов и полицейских патрулей. Не подходи близко к зданию почт и магазинов, не разговаривай с мужчинами в униформе или штатскими с военной выправкой. И помни… только нажми кнопку.

Яркий свет сбил меня с ног, и кто-то сильно подтолкнул сзади. Я упал на колени и стал водить вокруг головой с незрячими глазами. Я встал на ноги, вытянул руки и пошел куда-то, куда сам не видел. Я падал и вставал, падал и вставал. Я брел куда-то, натыкался на что-то. Но я не сылашл никаких шумов, только ветер. И я не чувствовал ничего, только солнце и изредка попадающиеся деревья. Я шал и падал, шел и падал. Я падал…

Я проснулся от того, что почувствовал, что все во мне отдохнуло, все выспалось, все отнежилось

Всласть. И тело, и душа, и память моя.

В последние дни, проснувшись, я еще долго не открывал глаза: не хотелось. Не хотелось в реальность, не хотелось думать, да вообще ничего не хотелось. Но больше всего меня раздражал … я сам. Я ненавидел то, как я выглядел, я презирал свое новое сознание, меня мутило от моего собственного запаха. Обычно я глядел на свое тело, на руки, ноги, вспоминал то, как на самом деле выглядит моя плоть, как пахнет моя кожа, и мне хотелось избавиться от всей этой груды чужой плоти, чужого мяса, кожи.

А оказалось, просто мозг был болен.

А в тот день, я проснулся и понял, что все прошло. Я поднял ладонь к глазам. Растопырил пальцы, посмотрел сквозь них. В потолке амбара, а я чудесным образом оказался именно там, были щелки и сквозь них лился нежный утренний свет. Солнечные лучи, обваленные в присыпке амбарной пыли, прилипали к моим пальцам, окрашивая их в золотистые тона. Я больше не презирал мое тело, я снова чувствовал его. Чувствовал свои пальцы, свои ладони.

Я приподнялся на локтях, огляделся. Что-то серое, ароматное, было рассыпано по всему полу. Я лежал на целой груде этой серой стружки и вдыхал запахи. Кое-где в серости проглядывали цвет, но это были какие-то удивительные цветочки: они были сухие, плоские и… ароматные.

И я пах этой серой пьянящей массой, этой сладостью и теплотой. Я больше не мучился от собственного запаха, мне он даже начинал нравиться.

Тело было все еще немного сонным, но эта сонность согревала и радовала, а не мучила.

Было утро, шло лето, вокруг было полусветло, полутемно. И я чувствовал себя счастливым… хотел сказать… человеком. Да какое дело! Мне было все равно, кто я такой. Я Лунянин. Я имею гордость, сознание, чувства. Я имею право жить, любить и быть счастливым! И мне плевать на то, что думали по этому поводу другие. Я просто был счастлив.

Нет такого закона, нет такой морали, что лишала бы меня права на жизнь, значит никто не смеет отнять ее у меня. А если, скажем, вы вынуждены жить в обществе, где смеют притеснять живое существо, будь человека, будь монга, будь Евро, будь славянина за то, что он не такой, как остальные, если кто-то смеет говорить вам как вам жить и кем быть, то наплюйте вы на это общество, соберите денег и летите на Луну! И помните: не меняйте себя, не подстраивайте себя под других. Просто уважайте себя за то, что вы такой, какой вы есть.

Я нащупал коробочку. ТУ коробочку, с кнопкой. Я вырыл ямку в серой пахнущей массе и положил коробок туда. Потом я закопал его и прикрыл какой-то ветошью. Пусть лежит себе, может, кто-нибудь когда-нибудь случайно и докопается до него и вызовет монгов. Но это уже не будет иметь ко мне никакого отношения.

Я внезапно почувствовал боль в голове, и секундой позже что-то горячее потекло по моему уху. Я дотронулся до мочки и испуганно отдернул руку – нет, то была не кровь. Что-то вязкое, черное, липкое… Я попробовал ощупать ухо и почувствовал что-то твердое, прямо у входа в к ушной раковине. Я наклонил голову чуть вбок – и крошечный черный предмет скатился мне на плечо.

Тогда я понял, что моя мама любила меня, любила всегда. И она не собиралась делать из меня раба, она хотела сделать из меня свободного… пусть не человека… но свободное живое существо… свободный разум. Это был чип.

Когда-нибудь, - однажды, очень давно уже теперь, моя мама сказала мне: ты узнаешь, что аткое механизм самоочищения. Обычно этот процесс весьма примитивен и сводится к собиранию ядов в почках, фильтрации веществ печенью и выводом некоторых элементов через поры кожи. Но можно сделать больше.

Сделать что?

Сделать человека свободным.

Я благодарю Господа Бога моего за то, что он позволил мне запомнить эту фразу и не забыть ее с годами. Он позволил мне понять любовь. Любовь – это делать человека счастливым, любовь -это делать человека свободным.

Я вышел из амбара и побрел по пыльной дороге. У меня не было документов, у мен не было денег, но я шел к своей жене, и я собирался увезти ее на Яб Пу.

Солнце уже припекало. Грело шею, плечи. Ветер доносил лишь шорох высокой травы. Я подумал, что мне будет недоставать этого немного. Я уже привык к солнцу, привык к тому, что оно может быть приятным. Привык к ветру, к траве. Но если все это надо было получать только с чьего-то разрешения, то ненужно мне было этого, не нужно.

Я никогда в жизни прежде не ходил так много. Но идти было так легко и приятно, что т ноги не болели, и просто хотелось подпрыгнуть и вскрикнуть что-нибудь. Что-нибудь веселое.

Меня забрал первый же патруль, но, увидев вживленные в мою правую руку оптоволоконные провода, побоялись проверить меня, одели в патрульную форму и отправили на служебном спутниколете в Крым.

Солнце было уже высоко и, спускаясь с трапа, я чувствовал, как оно обожгло мое лицо, отвыкшее от него. В нос ударили теплая струя воздуха, и я чихнул. Тут же услужливый работник трапа протянул мне антигрипповый носовой платок.

Спасибо, приятель, но ты лучше дай мне знаешь что… я взял его мини лазерный генератор, проверил заряд и очень медленно пошел домой. К Зоре.

Я вдыхал обжигающий кипяток воздуха, намеренно подставлял лицо солнцу. Я хотел обгореть, я хотел заболеть… Мне так нравилось снова чувствовать тело. Чувствовать себя живым, дышащим…

Мимо бежали дети. Заметив сбоку на моем плече генератор, засуетились вокруг меня.

Дяденька, дайте потрогать.

Ой! Оно настоящее!

Дяденька, дайте пульнуть. Мы маленьким зарядом, только листья с дерева сорвем, не больше.

Не дадите? Ой, ну вы жадный…

Он жадный! Жадюга! А мне дядя давал, да…

Я подумал, что ребенка можно будет усыновить. В конце концов сколько таких мальчишек живет в сиротских домах. Можно будет взять двух или даже трех. И девочку, совсем маленькую, чтобы братья защищали ее и заботились о ней. Мы бы поселились в Яб Пу, в большом С-кемпинге, где-нибудь поблизости с Семеновичами.

Я стал тяжело дышать, ноги обмякли. Дом. Наш дом. Сейчас я войду и увижу ее. Родная… она испугается… закричит, а потом расплачется и бросится мне на шею. И мы будем долго-долго говорить. Я как-нибудь постараюсь убедить ее улететь на Луну. Мы просто сбежали бы ото всех: от монгов, от гумнов, организации, Земли.

Я свернул на соседнюю улицу, чтобы купить ей цветы. У меня не было денег, и я просто приложил правую ладонь к экрану кассы. Наверное, не хорошо было покупать жене цветы за счет организации, но это было лучше, чем появиться перед ней с пустыми руками. Я выбрал самые дорогие: подснежники.

Только утром доставили с севера, - улыбчивая продавщица протянула мне герметичный пакетик с несколькими белыми цветочками.

Я шел домой. Я просто шел домой. Кожа на переносице наконец-таки начала щипать. “Облезет” - с удовольствием подумал я. “Облезет. Какое счастье. Астрс обзавидовался бы”. Но воспоминание об Астрсе не будило во мне ничего кроме усмешки. Он был тенью. Просто тенью на Земле. А на Луне теней практически нет. “Я даже не вспомню о нем еще раз,” – подумал я.

Ступеньки скрипнули - и в двери сразу же появилось лицо служанки. Новой. Она думала на секунду медленнее чем я, и это ершило ее судьбу. Я дотянулся до генератора первым. Втолкнув ее внутрь, я сжег ее лицо лучом генератора. Гумн осел на пол и начал капать кожей и волосками. Я выстрелил ей прямо в мертвую точку, затем еще раз. Грудь гумна вздымалась, руки сводила судорога – но это билось имплантированное человеческое сердце. Гумн был мертв.

Я задержал на ней глаза. Ишь… выделили какого гумна на слежку за домом: идеальная грудь, спелая шея, белая кожа. Впрочем, уже небелая. Кожа обугливалась, шипела и скворчала. Грустное зрелище.

Я стряхнул с ботинок крошки тканей гумна и вышел в столовую.

Высоченный гумн, очевидно поджидавший меня за дверью, обжег мое ухо лучом очистителя. Но, пережив несколько чисток, я уже привык к этом облучению и не потерял сознание. Упав на пол, я отдышался и дождался момента, когда гумн отвлекся от меня. Я перевернулся на спину и вынул генератор.

Я не причиню вам вреда, - неожиданно писклявым голосом взмолился здоровяк: у нас распоряжение охранять вас. Не более. В очистителе был половинный заряд, им только отключают сознание. Я отвечаю головой за каждую царапину на вашем теле.

Упав на мраморный пол, я рассадил себе губу, и теперь тонкая струйка крови текла у меня по подбородку.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Проза : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Ольга Думчева: doumchol@eur.perkin-elmer.com
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты