BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Ольга Думчева

Волкодав

Главная : Проза : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Мне очень жаль, - Мими вдруг порывисто прижалась к моей шее и поцеловала меня. А мне даже нечего ей было ответить. Совсем нечего.

Через сутки я летел на спутниколете домой, боясь даже представить Зорину реакцию. 30 лет земной жизни! Она заплачет, я боялся, что она заплачет. Я больше всего боялся ее слез. Это действительно страшно. Слезы любимой женщины. Я думал, что смогу переправить ее на Луну одну, но затем я умер бы здесь от тоски по ним обоим: по Зоре и по Луне.

Она уже обживала новый дом. Крым. Тепло. Уютно.

Алеша, как я счастлива, ты представить себе не можешь! После всего, что было, после всех моих страхов, очутиться здесь! Пока тебя не было, я просто прыгала от радости посередине спальни. И пела. Я забыла, когда я в последний раз в своей жизни пела. Такое веселье!

Я смотрел на ее милое, до боли любимое лицо и со страхом думал о том, что сейчас выражение счастья и покоя на ее лице сменится грустью, и… Только не слезы. Только бы она не плакала.

Позже она расчесывала мне волосы и говоорила-говорила… моя смешная девочка. Как не хватало ей спокойствия дома, умиротворения домашнего ночника.

Зоря.

Что-то еще приятное в нашей жизни?

ТЫ… ты скучаешь по Луне?

Она резко встала и отошла от меня. Она нервно брала в руки разные предметы, крутила их, ставила на место.

Я знала, что ты рано или поздно заговоришь об этом. Я так и знала. Ну зачем ты, зачем? Ведь все так хорошо!

Зоря… я… я… уже никогда не смогу вернуться, - свело горло, и я так и не смог сказать, куда я уже никогда не вернусь.

ТЫ хочешь сказать… мы не летим на Луну?

Я могу отправить тебя, я думаю, я смогу.

Она подбежала ко мне, начала тормошить, щекотать, целовать:

Ой, Лешенька, я уже испугалась! Так это славно, что мы будем жить на земле. Я ничуть не грущу по прошлой жизни. Да и зачем? Ты подумай, что я здесь? Я женщина капитана организации! Я живу в шикарном доме, могу ходить по шикарным магазинам! Я мечтала об этом всю жизнь! Да я вовсе не хочу на Луну! Там мне никогда не дадут забыть, что моя мать бывшая шлю, а отца аболировали! А наш ребенок! Наш будущий ребенок! На Луне он будет носить мою фамилию, а она там ничего не стоит. Зачем? Опять эта лютость природы, опять эта гробовая тишина за стенами? Там ведь нет даже запахов! Так ничто не пахнет. Люди вообще стали селиться на Луне от безысходности. А что мы? Мы разве не заслуживаем счастья жить на родной земле?

С какой это поры тебе земля родной стала?

Ты может и забыл, но родилась я на земле. И мне нравится здесь. Ну не хмурься, милый, я люблю тебя, славненький мой, и я счастлива здесь!

И я пошел грустить по Луне в одиночку на кухню. Грустить по Луне. Легко сказать. Грусть - это нечто проходящее, как прилив. Вот нахлынет, сожмется сердце, - а потом ничего. Все по старому. Такая вот грусть человеческая. Я же не грустил, нет. Я помнил о Луне, я помнил об Яб Пу, о чистеньких лунных парках, о будущей элельке, о великолепии Хрустального Сердца каждый день, каждую минуту. На шее все еще висел мой камушек. Он звал меня домой. Там, далеко-далеко, дома, в стеклянном саркофаге покоится прах моей мамочки, там жива память о моем отце. Мой дед, живущий где-то на бескрайних просторах оборотней стороны Луны, делал символьные татуировки у себя на запястьях: он так любил Луну, что хотел ощущать ее даже на своем теле. И я не мог любить землю, я не мог даже заставить себя притвориться, что я ее люблю. Это было брезгливое равнодушие. Вот и все. И я помнил об этом, я не грустил, а именно помнил об этом каждый день своей жизни. Я хотел бы грустить. Или вот, ностальгия, какое чудное ощущение. Грусть, припорошенная забвением, чем ни чувство? Но не получается. Ничего не получается. Совсем ничего.

Не подумай, что я не понимаю, - Зоря как кошка пристроилась у меня на коленях: Я знаю, для тебя все это очень грустно. Но ты привыкнешь. Ты просто еще не осознал, как это может быть здорово! Я и то видела это лишь краешком глаза, но то, что я видела, было удивительно. В конце концов, я рожу тебе сына - и ты забудешь свое детство. У тебя начнется период зрелости. Все будет по другому.

Я не хочу, чтоб мой ребенок был… - я не сказал “нюшкой”. Но она это поняла.

Лунное лицемерие выходит по каплям, это очевидно, - она встала с моих колен и ушла, хлопнув дверью.

Тогда я еще не знал, что она уже беременна. Сначала, согласно всем канонам и ритуалам подобных церемоний, я предложил ей стать моей женой.

Я купил ей кольцо из белого золота с выращенным розовым бриллиантом в виде сердечка. Такие продают в Хрустальном Сердце, такое было у моей мамочки. Я завязал его на ленточку, а ленточкой обвязал живой белый тюльпан Я положил ей на цветок на подушку, а сам улетел в Люберцы. Я дал ей на размышление целых два дня.

Через 48 часов, я шел домой, и шаги мои, с приближением к ограде, становились все медленнее и медленнее. Я не был уверен в ее ответе.

НО она сказала “да”.

Мы решили, что у нас будет свадьба. Это очень старомодно, я знаю. Но на Луне дамы выходят замуж, а родственники жениха устраивают пышные свадьбы. Это красиво. В конце концов, это праздник. Конечно, все наши прабабки в белых платьях с неуклюжими венками на головах – это чуточку смешно. Не нужно рядиться в неизвестно что для того, чтобы стать женой любимого мужчины. Но гулянья – это другое дело. Это знак того, что люди непросто съезжаются жить вместе, а готовы жить так всю жизнь. Мужчина, живущий с женщиной просто так, да еще и имеющий от нее ребенка - просто малодушный трус. Он боится ответственности. В любой день, он может улететь прочь на спутниколете и даже не сказать “прощай”. Это просто кролик какой-то, а не мужчина. Кролики плодят потомство с тупым равнодушием. Они выполняют кое-какие, нехитрые, известные всем млекопитающим действия и покидают самку раз и навсегда. Если мужчине угодно быть кроликом, кто ж ему запретит. Но только странно это, родиться человеком, а жить зайцем. Как то унизительно.

Мужчина должен жениться на женщине. Это единственное, чем он может доказать, что его слова “я люблю тебя”, были словами любящего человека, я не наживкой для удовлетворения похоти.

А потом был разговор с Л-14.

Странный гумн, он все так же облазил кожей, сочился лимфой, и все так же был зол на весь мир. Но в тот день он единственный раз за все время посмотрел на меня… осмысленно. Как на нечто, в чем действительно есть смысл. В чем есть нечто, на что стоило бы хотя бы поднять глаза.

-Это была самая страшная ошибка в моей жизни.

-Что?

Гумн обвел меня взглядом и чуть наклонил голову:

-Я никогда бы не подумал, что из тебя может выйти толк.

-Да что ты? Очень самонадеянно с твоей стороны.

-Грандиозная ошибка. Грандиозная… Но это не значит, что ты стал намного умнее, или просто существенней.

-Конечно нет, - я улыбался гумну, в котором внезапный порыв интереса ко мне уже угас и сменился обычной раздаженностью и презрительностью.

-Ошибкой было думать, что людям ничего не надо в этой жизни. Монги – существа благородные и могут жить сами собою. Людям же, с их плотью, с их нервами, сосудами всегда нужно то-то еще. Я посмотрел на тебя, худого, со следами побоев, только что из тюрьмы. Я подумал, ему ничего не нужно о жизни. Его ни чем не заинтересуешь. Но это было не так. Это было ложью. Что-то большое и важное для тебя заставило тебя думать, работать и открывать. Я должен был первым догадаться и предложить тебе это взамен на молчание. И знаешь что? Я думаю, я все еще могу тебе это предложить.

-Предложить Луну?

Он написал на листе два слова и протянул бумагу мне.

“Президент Гашек”.

-Этой суммы будет достаточно?

-Нет. Офицеры организации не продаются.

Гумн улыбнулся в лохмотья губ, а я порвал листочек.

-По личному приглашению капитана. Но только через два месяца.

-Зачем? Зачем тебе?

-А кто тебя знает… что там еще…

Это был последний значимый разговор, что я запомнил с того времени. Потом уже было начало конца. Длинное начало мучительного конца.

Правда Был еще один разговор. Я сначала не хотел записывать его. Но это было бы неправдой. Неправдой было бы ответить на вопрос “Что стало с Паскалем”, я не знаю. Я знаю.

Паскаля наконец отпустили. Просто, без объяснений причин задержания, без “извини” и “не поминай лихом”. Я застал его в своем кабинете, собирающим какие-то вещи.

Паскаль, черт, жутко рад тебя видеть! Как ты? Как ты все это время? Тяжело было? Я знаю, что такое наши казематы. Били?

Паскаль был не тот. Вернее, это не был Паскаль. Тот красивый молодой человек, с удивительно честным, открытым лицом куда-то делся. Я пытался найти его хотя бы в глубине его все еще красивых глаз, но там была лишь красота, все остальное зияло пустотой. Он похудел, осунулся; с лица его, всегда одухотворенного и прекрасного, ушла уверенность в себе. Появилось… нет, ничего не появилось. Просто все ушло. Словно душа выскользнула из тела и улетела.

Били? Да нет вроде. Так, ерунда.

Паскаль, я просто жутко рад. Давай ко мне. У меня теперь дом в Крыму, Зоря сготовит что-нибудь этакое, спирту прикупим.

Нет, спасибо, в другой раз.

“Нет, спасибо” может звучать по-разному. Это может быть “я очень устал, извини”, или “Что-то сейчас не хочется”, на худой конец это может быть “да пошел ты”. Но его “нет, спасибо” означало “нет”, а “спасибо” там стояло та, для красоты момента.

Что-то не так?

Со мною? – Паскаль поднял на меня глаза и… да там просто ничего не было.

Да, с тобою.

А я думал, с тобою что-то не так.

Это становится интересно. Объяснишь?

Паскаль сел на высокий железный табурет, ссутулил спину.

Скажи мне, - он не поднимал глаза, но в этом не было необходимости. В его глазах было даже меньше смысла, чем в его макушке: скажи мне, это правда? То есть все именно так и было, и это не придуманная тебе на зло история?

Что за история?

Про Акына.

Ах эта. А что говорят?

Говорят… словом… будто ты обвинил во всех грехах организации именно Акына, за что его и казнили.

“Будто” можешь убрать из предложения.

Что?

Я говорю, слово “будто” можешь опустить.

Ты ведь убил его, - Паскаль сделал такой смысловой акцент на слове “убил”, что у меня мурашки по телу поползли.

Что значит убил?

Ты подставил его! ТЫ просто предал его, а организация сделал из него козла отпущения. Вот и все.

Предал? О чем ты? Может ты вообще говоришь о каком-нибудь другом Акыне? Не о том, что наклепал на тебя донос? Нет? Был какой-то другой Акын? Тот, кого я не знал?

Он написал в докладе правду.

Ой, неужели? А кому нужна была эта правда? Тебе в рот чуть не загнали аболятор, а ты что, жалеешь его?

Он закрыл лицо руками.

Я надеялся, что это неправда.

Ты значит, хотел быть на его месте?

Я БЫЛ на его месте, - Паскаль резко поднял голову, и в глазах его стояли слезы. Мертвые слезы. Без значения, без чувств.

И что теперь?

Теперь? – Мертвые слезы катились по бледному лицу: Весь мир переменился. Все стало с ног на голову. Я понял, если бы Акына подставил Хрипко, тот еще сукин сын. Пишкорский, острослов наш. Если бы он это сделал, я бы понял, но ты… как ТЫ мог это сделать?

А что собственно… я, если хочешь, спас жизнь тебе и, возможно, еще десятку людей. Я совершил…

Ты совершил подлость.

У меня… просто нет слов.

А я верил в тебя, - он снова начал паковать свои вещи, дрожащими пальцами засовывая их в коробки: Я ведь верил в тебя. Я восхищался тобой. Я думал: вот, хотя бы на Луне остались ЛЮДИ. Люди с принципами, со своим кодексом чести. Люди гордые, самодостаточные. Личности. Я считал, Лунянин не способен на предательство, я полагал, Лунянин не может быть палачом. Но мир действительно перевернулся. И ты стал таким же земным, как и все те, кто родился здесь, вырос и успокоится в грязи. Где твоя лунность? Где твоя гордость? Где спокойное равнодушие к недоброжелателям?

Ну я устал тебя слушать. Хочешь плакаться на жизнь - тебе решать. Вот приглашение на мою свадьбу. Тебе и твоей жене.

У меня больше нет жены.

Как это?

Уехала, узнав, что меня арестовали.

Значит придешь один.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Проза : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Ольга Думчева: doumchol@eur.perkin-elmer.com
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты