BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Мариена Ранель

Маски сброшены

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

- Ты считал и, пожалуй, до сих пор считаешь, что я была тебе верна, хоть и ненавидела тебя, - продолжала Елизавета, не обращая внимания на его ехидство. - И ты даже не подозреваешь о том, что в моей жизни был другой мужчина. И не просто был! В его объятиях я испытала истинное наслаждение. Именно от этого мужчины я родила Алексиса.

Громкий хохот Ворожеева прервал ее.

- Что за чушь! - пренебрежительно фыркнул он. - Какой блеф! Ты пытаешься уверить меня, что Алексис не мой сын?

- Я не пытаюсь уверить, - без тени смятения заявила она, - потому что так оно и есть. Он не твой сын!

- Он родился через девять месяцев после нашего брака. А в то время ты меня любила и всегда была при мне.

- Если ты хорошо посчитаешь, то обнаружишь, что он родился не через девять месяцев, а через восемь.

- И что это значит? - вызывающе спросил Ворожеев.

Елизавета почувствовала, что в нем закипает гнев. И это принесло ей наслаждение.

- А то, что он был зачат до нашего брака, - спокойно заявила она, - другим мужчиной.

- Вздор! Не было никакого другого мужчины! И тем более до нашего брака. Ты забыла, что до нашего брака ты воспитывалась в Смольном институте? А там не было никаких мужчин. Другой мужчина! Какая чушь! Да ты даже на расстояние пушечного выстрела не приближалась к мужчине! А коли приближалась, то в присутствии своей маменьки - этой старой интриганки, которая меня сюда засадила! А восемь месяцев - это ничего не значит! Дети иногда рождаются раньше срока.

- Но не в этом случае, - возразила Елизавета.

- Однако позволь, моя дорогая Эльза, но ты была девственницей в нашу первую брачную ночь! - отчаянно отбивался он. - Я это точно помню!

- А ты помнишь, в каком был состоянии в нашу первую брачную ночь? - парировала она. - Если нет, то я тебе напомню. Ты был пьян. Ты грубо и бесцеремонно овладел мной и уснул мертвецким сном. Это было достойно грязного, похотливого самца, а не дворянина высокого происхождения.

- В каком бы я ни был состоянии, я бы обнаружил, что до меня тебя уже кто-то лишил невинности. Я знаю в этом толк. У меня было много женщин!

- Но ты ничего не обнаружил.

- Ты лжешь!

- Я познакомилась с тем мужчиной на... - продолжала Елизавета представлять ему новые факты его лжеотцовства. - Впрочем, неважно где именно и при каких обстоятельствах я познакомилась с тем мужчиной. Важно, что он сумел очаровать меня настолько, что я в тот же вечер нашего знакомства ему отдалась. Маменька, разумеется, ничего об этом не знала и не знает до сих пор. Это обстоятельство свершилось в таком месте, куда она ни за что не дозволила бы мне пойти. Я пробралась туда тайно. Я вышла из дома поздно вечером, а вернулась только рано утром. Я была очень осторожна. Никому даже не пришло в голову, что я не ночевала дома.

- Пробралась тайно, говоришь? В какое-то запретное место? - с недоверчивой ухмылкой принялся уточнять он. - И там отдалась кому-то в первый же вечер знакомства? И старая интриганка ничего об этом не знала? Я не настолько идиот, чтобы в это поверить!

- Еще какой идиот! - презрительно усмехнулась Елизавета. - К тому же - рогоносец! И хотя у тебя одни рога, но зато какие! Крепкие и тяжелые. Такие рога стоят сотни моих!

- У тебя ничего не выйдет! - из последних сил сохраняя невозмутимость, произнес Ворожеев.

- Когда-то ты тоже считал, что у меня ничего не выйдет с разводом, - напомнила Елизавета. - И вот, я разведена.

- Это совсем другое. К тому же, тебе помогли обстоятельства. Эльза, ну перестань нести этот нелепый бред! Я же хорошо тебя знаю. Ты никогда не сделала бы того, о чем говоришь!

- Возможно! - резко ответила Елизавета. - И даже наверняка я бы этого не сделала! Но я была в глубоком отчаянии! Я узнала, какой ты есть на самом деле. Что ты не тот обходительный и влюбленный человек, окруживший меня своим вниманием, а бессовестный лицемер и распущенный мерзавец. Более того, я увидела собственными глазами тебя в борделе со шлюхой! Есть от чего прийти в отчаяние! А в порыве отчаяния человек способен сделать даже то, на что, казалось бы, он не способен. И потом, тот мужчина был таким внимательным, нежным, заботливым. А мне тогда это было так необходимо!

- Ты лжешь!

- Как думаешь, почему я вышла за тебя замуж? Если ты сейчас пороешься в своей памяти, то, возможно, вспомнишь, что примерно за месяц до нашей свадьбы я вдруг стала как-то странно себя вести. Я отказывалась видеться с тобой и даже чуть было не расторгла нашу помолвку. А потом перед самой свадьбой неожиданно переменилась. Дело в том, что я обнаружила, что беременна. Ну, сам понимаешь, дело весьма щекотливое. Оно затрагивало мою честь, да и не только честь, но и мое будущее. И нужно было как-то выкручиваться. О том мужчине я ничего не знала. И тогда мне пришлось выйти замуж за тебя. А как иначе я могла скрыть свое ночное похождение?

- Грязная потаскуха! - вне себя от ярости воскликнул Ворожеев.

- По сей бурной реакции, я могу судить, что ты начинаешь мне верить, - с нотками ехидства произнесла Елизавета.

- Нет! Я не верю ни единому твоему слову! - возразил он, стараясь не признавать свое поражение. - Все это блеф! И меня он выводит из себя!

- А ведь Алексис совсем не похож на тебя: ни внешностью, ни характером, ни повадками. И ты сам не раз признавал это.

- Он полное твое подобие, - с ненавистью произнес он. - Ты сделала его под стать себе.

- Если бы он, действительно, был твоим сыном, не думаю, что мне удалось бы сделать его таким, какой он есть сейчас. Твои качества все равно рано или поздно дали о себе знать. А теперь, поразмысли над тем, что я тебе сейчас рассказала. Сопоставь все факты. Хотя, я думаю, в душе ты уже понял, что Алексис не твой сын, только не желаешь открыто признать это.

- Дрянь! Мерзкая потаскуха! Как я тебя ненавижу! - трясясь от ярости, закричал он.

- Это чувство полностью взаимно! - сохраняя хладнокровие, несмотря на его оскорбления, ответила она.

- Ты пожалеешь об этом! Ты заплатишь мне за все! Моя каторга не вечна. Однажды я вернусь. И тогда берегись! Вы все мне заплатите! И эта старая интриганка, и эта дурочка Солевина, возомнившая из себя ровню мне, и этот твой адвокатишка, но больше других - ты!

На его громкие, угрожающие крики вбежали конвоиры. Они схватили его с двух сторон и заломили ему руки за спину. Сквозь железную решетку его бывшая супруга наблюдала за этой сценой. Внешне Елизавета казалась спокойной, но внутри нее осело какое-то жуткое ощущение от всей этой обстановки, от угроз и криков. Она подумала, что однажды этот человек, действительно, вернется, и что в своей мести он способен быть поистине ужасным. Он она тут же постаралась отбросить эти мысли, заменив их другими: вряд ли что-то существенное против нее и ее семьи способен сделать бывший каторжанин, лишенный всех прав состояния, и потом, он вернется еще нескоро.

Елизавета не заметила, как к ней подошел Корнаев и спросил:

- Вы в порядке, сударыня?

- Да, я в порядке, - ответила она. - Князь немного разбушевался. Выражает свое недовольство мной. Пойдемте отсюда, господин Корнаев.

Они вышли из камеры для посещений и направились по коридору. До них донесся дикий вопль Ворожеева, переполненный гневом и ненавистью. Странное чувство охватило Елизавету, когда она услышала этот вопль. Этот вопль словно очистил ее от всей той грязи, которой Ворожеев обливал ее на протяжении долгих лет супружества. В ее глазах засветилось торжество, а на губах заиграла легкая победная улыбка.

 

 

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Шалуевское имение, принадлежащее Елизавете и ее сыну Алексису, было расположено в благоприятном черноземном районе. Это было красивое и спокойное место. С одной стороны, поля, засеянные клевером, маком и овощными культурами; с другой, березово-осиновый лес; и внутри этого леса, ревниво спрятанное от посторонних глаз, удивительно чистое озеро.

Что касается непосредственно особняка, то это было светло-серое здание, построенное еще во времена Екатерины II, и с тех пор почти не подвергшееся каким-либо архитектурным изменениям. Здание сумело полностью сохранить стиль своего времени, не смешав его ни с ампиром, особо модным в начале девятнадцатого века, ни с готикой 30-х годов, ни с какими-либо другими входящими в моду стилями. И хотя здание с момента постройки не подвергалось реконструкции или капитальному ремонту, оно находилось в довольно нормальном состоянии, что свидетельствовало об аккуратности его хозяев.

Алексис любил приезжать в имение, особенно летом. И любому, кто хоть сколько-нибудь ценит очарование природы, чистый воздух и деревенскую отрешенность, было бы понятно - почему. Но на этот раз он задержался в имении на довольно продолжительное время. Уже стояла поздняя осень. Урожай был весь собран, трава скошена, вода в озере день ото дня становилась все холоднее, да и погода была такая, что только в особняке у камина просиживать.

Именно в описываемую пору Елизавета и Владимир приехали в имение с целью увидеть своего сына. С того времени, как Алексис узнал, что граф Владимир Елисеевич Вольшанский его отец, а граф Вольшанский узнал, что Алексис Ворожеев его сын, прошло около трех месяцев. Но отец и сын так и не имели возможности поговорить друг с другом по душам.

Алексис радушно встретил дорогих гостей. Он горячо обнял Елизавету и дружелюбно улыбнулся Владимиру.

- Матушка, как я рад вас видеть! Добро пожаловать в наше имение!

Алексис немного смутился. Он не знал, как теперь следует обращаться к графу Вольшанскому. Он не мог обратиться к нему как прежде - "граф", и в то же время не мог сказать ему - "отец". И поэтому, он решил для себя первое время пока обойтись без обращения.

- Как тебе живется в имении? - поинтересовалась Елизавета.

- Неплохо, - ответил Алексис. - Спокойно и умиротворенно. Вот, на досуге занимаюсь чтением. Последнее время увлекся античной и современной философией. Впервые для себя обнаружил, что в ней много занимательного. А что у вас?

- У нас для тебя новость, - сообщила Елизавета, и ее лицо при этом осветилось радостью. - Через пять дней состоится наше венчание.

- Вот как! Я очень рад за вас!

- Церемония будет очень скромной, - продолжала она. - Для всех наше венчание - тайна. Я не сообщила ничего твоей бабушке. Я опасаюсь, если она узнает, то непременно попытается что-то сделать, чтобы помешать этому венчанию. Никто из прислуги даже об этом не знает.

- Пожалуй, это правильно, - согласился Алексис. - Если бабушка узнает о венчании, то еще, не приведи Господь, ворвется в церковь со свитой и потребует прекратить церемонию, или задумает похищение. От нее можно всего ожидать!

- И еще мы боимся недовольства со стороны духовного ведомства, - прибавила она. - Ведь я только что развелась, и вот - снова под венец. Любой шум может все разрушить.

- Это верно.

- И хотя наше венчание будет напоминать скорее какой-то ритуальный обряд, нежели истинное венчание, - подытожила она, - но оно очень важно для нас. И мы хотели бы, чтобы ты присутствовал на нем.

- Если для вас это важно, то важно и для меня, - ответил Алексис.

- Благодарю тебя, милый. А теперь, с тобой бы хотел поговорить...

Подобно своему сыну Елизавета так же смутилась, не зная, что ей следует в данной ситуации сказать: "твой отец" или "граф Вольшанский". И подобно своему сыну она решила ничего не говорить. Она подвела отца и сына друг к другу и торжественной интонацией голоса, которую несколько смягчили нежные нотки, произнесла:

- Я думаю, вам нужно многое сказать друг другу. А я пока ненадолго вас оставлю.

Она ушла, оставив отца и сына наедине друг с другом. Алексис жестом предложил Владимиру присесть на диван, расположенный напротив камина. Владимир присел на один край, Алексис - на другой. Некоторое время они молчали, затем Владимир первый произнес:

- Никогда не думал, что со мной такое может случиться! Вдруг после стольких лет узнать о том, что у тебя есть сын, да еще такой взрослый. Для меня это было огромной неожиданностью! Впрочем, для вас было не менее неожиданно узнать, что вы не сын князя Ворожеева!

- Да, это было неожиданно.

- Мы были разлучены при таких обстоятельствах, в которых нельзя никого винить.

- Я все знаю, - сказал Алексис. - И я никого не виню.

Владимир с восхищением и нежностью посмотрел на него.

- Ты замечательный! - произнес он. - Ты не возражаешь, если я буду обращаться к тебе на "ты"?

- Разумеется, не возражаю. Вы же мой...

- Твой отец, - произнес за него тот.

- Да.

- Я всегда мечтал о таком сыне, - откровенно признался Владимир. - Я очень рад, что все так сложилось. Я рад, что ты мой сын! Мою радость омрачает лишь то, что я не знал тебя раньше.

- У вас все так легко и просто, - с какой-то печалью сказал Алексис.

- А у тебя, как я понял, все очень сложно, - заметил Владимир. - И я тебя понимаю. Наверное, все так и должно быть.

- Понимаете? - с недоверием произнес Алексис. - Как вы можете понимать, то что я сам не понимаю?

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Мариена Ранель:
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты