BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Мариена Ранель

Маски сброшены

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

- Знаете? Что вы можете знать?

- Или, во всяком случае, догадываюсь, - поправился Владимир. - Если вы захотите со мной поговорить... Не сейчас, а, возможно, по прошествии некоторого времени. Итак, если вы захотите со мной поговорить, то я буду готов вас выслушать. Вы знаете, где сможете меня найти.

На этом его разговор с Алексисом завершился. Владимир вышел из особняка Елизаветы Ворожеевой погруженный в размышления и охваченный подозрениями, но вместе с тем поверженный гневом и разбитый переживаниями.

- Домой! - приказал он своему кучеру.

Дома его более часа дожидался Василий Узоров. Едва Владимир вошел, на него посыпались вопросы и восклицания:

- Вольдемар, где ты пропадал? На тебе лица нет! Что с княгиней? Ну отвечай же!

- Ей, кажется, лучше, - сообщил Владимир. - В благодарение Богу.

- Это хорошо! Но почему такой поникший вид? Впрочем, не объясняй! Мне и так все ясно: ты вымотан и обеспокоен. У меня имеются интересующие тебя сведения, относительно Софьи Немяновой.

- Что ты о ней узнал?

- Начну по порядку, - произнес Узоров. - Она - владелица дамской лавки. Ну, там, всякие ленты, рюшки, платки, перчатки и тому подобное. Ее клиентами, а точнее - клиентками, потому как все это интересует, как правило, дам, являются известные и богатые дамы. И в частности, княгиня Ворожеева.

Владимир разочарованно вздохнул, своим вздохом показывая, что это ему уже известно.

- Непосредственно в лавке у Немяновой работают две девушки, - продолжал Узоров. - Еще несколько человек занимаются поставками товаров. Кстати, лавка приносит ей неплохую прибыль. Впрочем, это, пожалуй, для нас неважно. А вот один прелюбопытный факт. Примерно пять или шесть месяцев назад лавка принадлежала тетке Софьи Немяновой. Тетка умерла, а наша дорогая Софья стала единственной и полноправной владелицей. Неплохо для бедной племянницы, которая до этого была на побегушках! Правда, никто не высказывал предположения, что тетка этой девицы умерла от насильственной смерти. Ну, скажем, от яда. Однако в ее смерти есть что-то странное. Мне так показалось! Хотя, вполне возможно, она умерла своей смертью.

- Какое отношение сей факт имеет к Елизавете Ворожеевой?

- Сей факт - никакого, - ответил Узоров. - Но имеется другой, не менее любопытный факт. Одна белошвейка, что работает в лавке, сообщила мне, что у мадмуазель Софи имеется тайный - любовник или не любовник - не знаю, но какой-то мужчина. Имени его она никогда не называла, да и он сам никогда не представлялся. Софья обращалась к нему: "князь". Он заходил в лавку всего лишь несколько раз. Причем, старался быть незамеченным. Белошвейка дала мне его подробное описание. Этакий лысеющий, стареющий, полнеющий господин примерно сорока пяти лет, рост - средний, волосы - светло-русые, глаза - то ли серые, то ли зеленоватые, но, в общем, светлые. Судя по его повадкам, он из благородных. Одевается со вкусом. Ну как? Впрочем, тебе это описание вряд ли о чем-то говорит. Ты никогда не видел супруга Елизаветы Ворожеевой. А он очень соответствует этому описанию. Хотя, вполне возможно, это просто совпадение.

- Ворожеев! - произнес Владимир. - Ну конечно же, это он! Теперь я в этом уверен. У меня имелись догадки на счет его причастности к этому отравлению. Но это были только догадки!

Владимир резко вскочил.

- Я убью его! - голосом, полным ненависти, воскликнул он.

- Но, может быть, это не он, - возразил Узоров. - А даже если он, ты же не хочешь остаток своей жизни провести в Сибири? Я согласен, что он заслуживает смерти. Но не поганить же ради него свою жизнь!

- Я не собираюсь убивать его из-за угла, словно трус! - воскликнул Владимир. - Я вызову его на дуэль!

- И это будет большой ошибкой! Если ты его убьешь, весь свет будет говорить о том, что ты убил мужа, чтобы завладеть его женой. Хорошая же у тебя после этого будет репутация! Подумай, в какое положение ты поставишь бедную княгиню? А ее сына!

- По-твоему, я должен безразлично наблюдать за тем, как это чудовище пытается убить любимую мной женщину! - возмутился Владимир. - Ты не представляешь, Василь, какой ад я пережил за последние сутки! Одна мысль о том, что я могу ее потерять, приводит меня в ужас! Елизавета стала смыслом моей жизни. Она для меня - все. Она - мой свет, мое счастье, мое самое величайшее сокровище! Ни к одной женщине я не испытывал ничего подобного! Если я потеряю ее, я потеряю все. Без нее мне не важен будет ни мой титул, ни мое богатство, ни, вообще, вся моя жизнь. Жизнь, которая с ее появлением приобрела какое-то значение.

- Ты так ее любишь, - с восхищением и в то же время с состраданием произнес Узоров. - Это удивительно и прекрасно, когда человек способен так любить. Но это так больно! Послушай меня, Вольдемар. Сейчас ты не должен принимать каких-либо решений, ради своей любимой. Ты можешь навредить и ей, и себе. Ты сейчас во власти гнева, отчаяния и переживаний. А чтобы что-то предпринимать, нужен ясный ум и холодный рассудок. Прими дельный совет: отправляйся спать. А завтра мы решим, как лучше поступить.

- Пожалуй, ты прав, - согласился Владимир.

- Можно будет, приставить к Ворожееву людей, которые будут за ним следить и докладывать тебе о каждом его шаге, - предложил Узоров. - А если тебе непременно нужно будет его убить, то я согласен сам вызвать его на дуэль. Повод можно использовать любой. Например, я оскорблю его, затею с ним ссору.

- И ты сделаешь это ради меня?

- Ты же мой друг. И для меня ты тоже делал довольно много. Только сделаю это при одном условии: если ты немедленно поднимешься в свою комнату, отбросишь все свои мрачные мысли и уснешь. За меня не беспокойся: я займу свою обычную комнату, которая уже стала мне почти как собственная.

Владимир благодарно улыбнулся, пожелал другу спокойной ночи, и затем усталыми, тяжелыми шагами направился в свои покои.

 

 

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Княгиня Элеонора Львовна Шалуева закрылась в своем кабинете и попросила всех домашних ее не беспокоить. Из ее головы не выходили слова Алексиса о том, что она в какой-то мере виновата в случившемся с дочерью. До этого она никогда не испытывала чувства вины перед дочерью, а если, порой, оно мимолетно возникало, то она гнала его от себя. А сегодня это чувство вины повсюду преследовало ее, и прогнать его было не в ее власти. Оно преследовало ее в образе бледной и ослабленной дочери, которая почти чудом осталась жива, и в образе рыдающего внука, которого сломили переживания за жизнь матери и ужасное преступление собственного отца.

Элеонора Львовна была очень проницательной и догадливой. С первых же слов Алексиса она поняла, что произошло. Он каким-то образом узнал, что именно его отец пытался отравить его мать, и узнал это, по всей видимости, из таких источников, которые не оставляли сомнений в их достоверности. Впрочем, она сама изначально подозревала, что все не обошлось без вмешательства ее зятя. Поведение внука лишь подтвердило ее подозрения.

Алексис не ошибся, предполагая, будто двадцать лет назад она знала, что представлял человек, которому она вручала свою дочь. Она, действительно, знала если не все, то довольно многое о молодом князе Ворожееве. Но тогда это "многое" не представляло для нее никакой важности. Важность для нее представляли ее финансовые дела, которые в то время находились в упадническом состоянии и которые она рассчитывала поправить при помощи этого брака. И потом, она полагала, что обаяние и чистота ее дочери смогут переменить Дмитрия Ворожеева.

Элеонора Львовна добралась до сейфа, надежно укрытого от посторонних глаз в глубине книжного шкафа, отперла его и достала из него важные бумаги. Важность этих бумаг заключалась в том, что они содержали некие сведения, способные в одночасье отправить Дмитрия Ворожеева в каторгу. Княгиня Элеонора Львовна собрала эти сведения лет десять - одиннадцать назад, оформила их нужным образом и засвидетельствовала их достоверность у нотариуса. Таким образом, в ее руках появились задокументированные доказательства, изобличающие Дмитрия Ворожеева в преступлении. Эти доказательства были необходимы Элеоноре Львовне, чтобы иметь власть над своим зятем, и в случае каких-либо неугодных деяний с его стороны воспользоваться этой властью. Но она никогда не думала, что однажды они станут единственным средством спасения ее дочери.

О существовании этих бумаг не знал ни сам Ворожеев, ни Елизавета, ни Алексис. И хотя Ворожеев за это время совершал множество таких деяний, которые были неугодны Элеоноре Львовне, но она ни разу не воспользовалась этими бумагами. Она берегла их для крайнего случая.

Элеонора Львовна прижала к сердцу эти бумаги, словно надеялась, что они снимут с него тяжесть.

- Как просто... - размышляла она. - Всего лишь показать эти бумаги полиции, и все будет кончено. Это ничтожество наверняка угодит в тюрьму, а моя дочь... Конечно же, она сразу воспользуется этой ситуацией, чтобы добиться развода. С такими козырями сделать это будет несложно. О, ужас! Какой скандал и какое бесчестье для нашего рода! - Она вздрогнула. - Даже представить страшно. Но если с моей дочерью случится что-нибудь ужасное, а мой внук совершит преступление... Может ли быть что-то хуже этого!

Она провела в своем кабинете за размышлениями почти всю ночь. Под утро на нее накатила дрема. Элеонора Львовна скорчилась над столом, заслонив своим телом бумаги, словно птица своих птенцов.

Около шести утра в дверь кабинета робко постучали. Княгиня резко оторвала голову от стола и громко крикнула:

- Кто там?

- Ваш мажордом, ваше сиятельство, - ответил голос.

- Входи!

Мажордом вошел в кабинет госпожи.

- Уже утро, ваше сиятельство, - известил он. - Негоже это: всю ночь не сомкнувши глаз! Вы бы шли в свои покои. Вам отдых необходим и сон тоже.

- Не до отдыха мне теперь, - сказала княгиня. - Во всяком случае до тех пор, пока я не сделаю одно очень важное дело, и речи не может быть об отдыхе. Так, значит, говоришь: утро?

- Так точно-с, ваше сиятельство.

Элеонора Львовна поднялась с кресла и с лихорадочным оживлением произнесла:

- Мне нужно сейчас переодеться и привести себя в порядок. Где эта Устинья?

- Так она, почитай, еще спит, ваше сиятельство, - сообщил мажордом.

- Она хоть когда-нибудь бодрствует? - возмутилась Элеонора Львовна. - Всякий раз, когда она мне нужна, она спит.

- Но, ваше сиятельство, еще только шесть часов.

- И самое время! Ладно, разбуди ее. Пусть она приготовит мне платье.

- Слушаюсь, ваше сиятельство!

- И еще!.. Вели заложить экипаж. Часа через два, я думаю, буду готова.

- А позвольте полюбопытствовать, куда вы собираетесь ехать так рано? - поинтересовался мажордом.

- В полицию. Только никому ни слова! Понял меня?

- Слушаюсь, ваше сиятельство!

Около девяти часов утра княгиня Элеонора Львовна уже находилась в здании Управления полиции. Она представилась и попросила препроводить ее к гвардейскому генералу господину Кусинину, возглавляющему данное Управление.

- Приветствую вас, мадам? - вежливо поздоровался Кусинин. - Признаться, весьма удивлен! Весьма удивлен! Позвольте полюбопытствовать, что привело столь знатную даму в столь раннее время в столь мрачное место?

- В столь мрачное место меня привели дела, - ответила княгиня в его манере. - И дела эти столь спешные, что не терпят отлагательства. Кроме того, они столь важные, что требуют моего личного и непосредственного участия в них, несмотря на мое столь знатное происхождение.

- Вы всегда были остры на язычок, любезная княгиня, - отметил он. - Прошу вас, присаживайтесь.

Элеонора Львовна присела напротив него, положив перед собой свой ридикюль.

- Я желала бы сделать заявление, - негромким голосом произнесла она. - Оно касаемо моего зятя - князя Дмитрия Кирилловича Ворожеева.

- Я слушаю вас, любезная княгиня.

Она немного помедлила, как обычно медлят перед важным шагом, собираясь силами и духом, затем ровным голосом произнесла:

- Мой зять двоеженец. У меня имеется тому подтверждение.

Возникла небольшая пауза, во время которой княгиня открыла ридикюль, достала из него аккуратно сложенные бумаги и протянула их Кусинину.

- Здесь имеется копия листа из церковной книги, - принялась комментировать она, - в которой отмечен факт венчания князя Дмитрия Кирилловича Ворожеева и девицы Полины Гаврииловны Солевиной. Обратите внимание, что верность копии подтверждена нотариусом. Однако коли вы захотите взглянуть на оригинал, то он находится в церкви Святой Иоанны, расположенной близ города Ревеля. Здесь также имеется копия из той же книги о крещении ребенка, рожденного от этого так называемого брака. Это девочка. Сейчас ей, должно быть, около одиннадцати лет. Она и ее мать проживают в маленьком имении под Тверью. Если вы захотите с ними встретиться, я дам вам точное местонахождение этого имения.

Кусинин с интересом рассматривал бумаги. Семейные тайны, особенно когда в них фигурируют громкие фамилии, всегда вызывают интерес.

- Весьма занимательная история, - произнес он.

- Однако вы не должны забывать, что сия занимательная история носит внутрисемейный характер, - обратила внимание Элеонора Львовна. - И я бы хотела, чтобы все, отраженное в этих бумагах и сказанное мной, оставалось в тайне от широкой публики.

- Непременно, княгиня. Но, я вижу, здесь имеются и другие документы. И, как я понимаю, двоеженство - не единственный грех вашего зятя.

- О, у этого человека множество грехов! - заявила Элеонора Львовна. - Он весь состоит из них. Однако вернемся к делу. Этот так называемый брак с девицей Солевиной был для него не самоцелью, а ловким ходом, чтобы прибрать к рукам деньги ее отца.

- Следовательно, отец этой девицы был богат.

- Он занимался хлебной торговлей. Только мне неизвестно, в каких масштабах и какой имел доход от этой торговли. Мне известно лишь, что у него была бакалейная лавка. После так называемой женитьбы дочери Солевин доверил управление своими делами князю Ворожееву. Сам Солевин был уже серьезно болен и был не в состоянии управлять делами. Среди бумаг имеется письмо Солевина, составленное в соответствии с законом, о том, что он передает управление всеми делами своей компании своему зятю - князю Дмитрию Ворожееву.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Мариена Ранель:
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты