BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Мариена Ранель

Маски сброшены

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Охваченный любопытством и смятением от ее вопросов, граф приблизился к ней и, глядя ей прямо в глаза, спросил:

- Почему вас это так интересует?

- На этой девушке было бледно-розовое платье из муслина с короткими пышными рукавами? - произнесла она с какой-то непонятной интонацией в голосе: то ли вопросительной, то ли утвердительной.

- Да, - ответил он, непонимающим взглядом впившись в нее.

- И на ней была маска, - прерывающимся голосом произнесла Елизавета. - Вы не видели ее лицо, даже когда были с ней близки.

- Да. Но откуда вам это?..

Елизавета не дала ему договорить. Она судорожно вцепилась в его сюртук и голосом, полным невыразимого волнения, воскликнула:

- Неужели вы ничего так и не поняли? Ведь это была я! Это я была с вами той ночью!

Ее слова прозвучали как пушечный выстрел, который оглушил Владимира. Его ошеломленный взгляд застыл на ней. С ледяным, завораживающим молчанием он, казалось, изучал этот загадочный женский образ и спрашивал себя: "Что это: наваждение или реальность?"

- Вы? - глухим голосом произнес он.

- Именно я была той девушкой, которая заставила вас потерять голову и предаться сладкому и запретному безумству. А вы были моим призраком, который оставил глубокий след в моей душе.

- Неужели... так бывает?

- Да, - подтвердила она. - В жизни еще не такое бывает!

- О Боже! - произнес он, все еще находясь в прострации от услышанного. - Это были вы! Невероятно! Девушка, которая много лет назад завладела моим сердцем и мыслями, и та, которая сейчас дороже мне всех на свете, одно и то же лицо. Ну как тут не поверить в руку провидения!

- О, да!

- Вы! Это были вы! - повторял он. - Мне казалось, я почти забыл эту историю, а если порой я вспоминал о ней, то только как о некоем романтическом событии в моей жизни. А сегодня в моей памяти возродилось все, что было той ночью. Я словно вижу все наяву: вижу очаровательную женскую руку в белой перчатке, которая слегка дотрагивается до моего плеча; вижу стройную фигуру в розовом платье; вижу эту маску, сквозь которую я тщетно пытаюсь разглядеть лицо незнакомки. Это были вы!

- Я тогда сказала: "Вы не могли бы стать моим кавалером на этом балу".

- И я согласился.

- Вы были прекрасным кавалером! - сказала Елизавета.

- А потом мы остались наедине в той комнате.

- Это была самая лучшая ночь в моей жизни, - призналась Елизавета.

- И в моей.

Она почувствовала, как на ее глаза выступают слезы.

- О, вы не представляете, Владимир, - с огромной печалью произнесла она, - как я раскаивалась в том, что не позволила вам увидеть мое лицо, узнать мое имя и, наконец, в том, что оставила вас! Но я очень боялась. Боялась разоблачения, скандала. Я была юной и благопристойной. И в том моем понимании мой поступок казался мне ужасным. На этот маскарад меня привело не легкомыслие, а отчаяние. Я тогда не могла представить, что эта ночь станет для меня роковой.

Владимир ласково притянул ее к себе и обнял.

- Не нужно ничего объяснять, - утешительно поцеловав ее в висок, произнес он. - Я понял это еще тогда. И поверьте, я никогда не держал на вас зла, несмотря на то, что ваше бесследное исчезновение причинило мне огромную боль. Я искал вас. Искал до тех пор, пока не потерял всякую надежду найти вас. Я хотел защитить вас, уберечь вас от того, чего вы боялись, заставить забыть то, что вы пытались забыть в моих объятиях.

От его упоительных речей слезы закапали из ее глаз прямо на его плечо. Владимир усадил ее на мягкий диван и подал ей белоснежный платок.

- Не нужно плакать, - с нежностью произнес он. - Мы нашли друг друга - это главное. И сейчас мы уже не повторим прошлой ошибки. Сейчас я ни за что не позволю вам ускользнуть от меня, какие бы страхи и неразрешимые ситуации нас не преследовали, какие бы враги, сплетники и мужья не пытались отдалить нас друг от друга. А вы обещайте мне никогда не исчезать бесследно, даже на несколько дней!

- Обещаю, - покорно сказала она.

- Обещайте беречь себя.

- Обещаю.

- И обещайте, что когда вновь станете свободной, когда окончательно уладится это дело с разводом... вы выйдете за меня замуж.

- Обещаю.

От ее ответа он резко встрепенулся. Он не рассчитывал, что так неожиданно и скоро его избранница согласится составить его счастье.

- Вы сказали: "обещаю"? - переспросил он, желая убедиться в достоверности ее согласия.

- Да, я сказала: "обещаю", - подтвердила она.

- Вы станете моей женой?

- Да.

- Вы станете моей женой, потому что я оказался тем самым "вашим призраком"?

- Да. И еще потому что я люблю вас.

- О, Елизавета! Моя дорогая, обожаемая Елизавета! - произнес он, заключая ее в объятия.

Она ближе прижалась к нему. Его твердая и уверенная рука обвилась вокруг ее талии. Она почувствовала его теплое дыхание на своем затылке. Приятное ощущение его близости, ощущение покоя и защищенности охватило все ее существо.

"Двадцать лет! - с горечью подумала она. - Целая жизнь! Если бы тогда, двадцать лет назад в то утро я не ушла от него, моя жизнь была бы совершенно другой. И не было бы ни князя Ворожеева, ни угрызений совести, ни боли, ни унижений, а двадцать лет рая рядом с ним и нашим сыном".

- Сколько потеряно лет! - вздохнула она.

- Мы восполним эту потерю, - заверил ее он.

Она пожала плечами и печально вздохнула, как бы выражая свое сомнение.

- Вы сомневаетесь? - воскликнул он. - Но почему? Мы любим друг друга. И теперь, когда мы нашли друг друга, когда мы сбросили тяжесть тайны, мы можем быть счастливы. Что вас пугает, Елизавета?

- Есть еще нечто важное, что касается вас и меня.

- И что же это?

- Нет, я не смогу, - прошептала она, отвечая на собственные мысли.

- Если это касается меня, то вы должны мне сказать!

- Я обязательно вам расскажу, - пообещала она, - но не сейчас.

- Вы правы, - согласился он. - И хотя меня раздирает любопытство, но, мне кажется, на сегодня достаточно потрясений. Я до сих пор не могу прийти в себя.

- Благодарю вас за понимание, - произнесла она. - А теперь, я должна идти.

Она мягко высвободилась от его объятий и поднялась с дивана.

- Нет! Нет! - запротестовал он, удерживая ее за руку. - Вы не можете уйти от меня теперь, когда все так прекрасно складывается. Я вам этого не позволю! Я таким чудом обрел вас не для того, чтобы снова потерять!

- Но я ухожу ненадолго. Мы вновь увидимся завтра.

- Но я не могу избавиться от страха, что вы снова исчезните, как двадцать лет назад.

- Ни за что! - возразила она. - Второй раз я не совершу такой ошибки. Я слишком дорого за нее заплатила. Но, поверьте мне, я должна уйти.

- Что ж, ваше желание для меня закон, Елизавета. К тому же у меня есть ваше обещание. Но знайте, я отпускаю вас с огромным сожалением.

- И вы знайте: я покидаю вас с огромным сожалением. Но это необходимо.

Она крепко его обняла. Некоторое время они стояли прижавшись друг другу, словно им предстояла долгая и тяжелая разлука. Затем она мягко отстранилась от него и с оптимизмом произнесла:

- Все должно быть хорошо. Я это чувствую.

- Иначе и быть не может, - с улыбкой сказал он. - Однако уже довольно поздно. А на улицах небезопасно.

- Но я в карете, и у меня надежный кучер.

- И тем не менее я хотел бы проводить вас. Я должен воочию убедиться, что вы благополучно добрались до дома.

- Мне ничто не угрожает, - заверила она.

- Не так давно вас пытались отравить, - напомнил он.

- Будь по вашему, - согласилась она.

- Я поеду верхом следом за вашей каретой. И как только вы окажетесь в своем доме, я немедленно уеду обратно.

Владимир сделал все в точности, как сказал. Подобно рыцарю, сопровождающему свою даму, он следовал верхом за ее каретой до самых ворот ее особняка. И едва его дама въехала в пределы своих владений, он развернул коня и поскакал обратно.

Елизавета вошла в свои покои. Она была взволнованна и переполнена эмоциональным восторгом. Ее лицо светилось от счастья, а глаза блестели от благодатных слез. Она преклонила колени перед иконой Божьей Матери. Обратив на икону благодарный взгляд и молитвенно сложив руки, она прошептала:

- Благодарю тебя. Благодарю тебя за то, что я нашла его. Нашла отца моего сына.

 

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Алексис тихо вошел в покои матери. Почувствовав присутствие сына, она поднялась с колен и обратила на него взволнованный взгляд. На ее лице еще остались следы слез, и это немного встревожило Алексиса.

- Мне сказали, что вы только что вернулись, и я решил зайти к вам, - объяснил он свое появление. - Вы ездили к графу Вольшанскому, не так ли?

- Да, к нему.

- Вы чем-то расстроены?

- Нет, - возразила она и в подтверждение своих слов улыбнулась. - Милый, я должна с тобой поговорить. Это очень важно!

- Хорошо. Только, может быть, сначала вам лучше снять плащ.

- Да, конечно, - растерянно произнесла она и тут же принялась снимать плащ и шляпку.

Она небрежно положила уличную одежду на кресло. Затем присела на канапе ближе к краю и жестом руки пригласила сына присесть на другой край.

- Присядь, пожалуйста, - прокомментировала она свой жест словами. - Разговор будет очень долгим.

Алексис послушно последовал ее приглашению и присел на другой край канапе.

- О чем вы хотите со мной поговорить, матушка? Впрочем, я, кажется, догадываюсь. Граф признался вам в любви? - предположил Алексис. - Или, еще значительнее, предложил вам руку и сердце?

- Нет! То есть да! - сказала она, запутавшись в ответе от его неожиданного вопроса. - То есть я хочу сказать, что он, действительно, предложил мне руку и сердце, но не об этом я собираюсь с тобой поговорить.

- Вот как!

- Я расскажу тебе одну историю. Эта история случилась со мной и с одним человеком. Но к тебе она тоже имеет отношение. Я никогда никому об этом не рассказывала. Я не могла об этом рассказывать. И ты поймешь: почему. Ты поймешь, почему я на протяжении двадцати лет я хранила тайну и почему только сейчас я решилась ее открыть.

- Я слушаю вас, матушка.

Алексис придвинулся поближе к ней. Она взяла его руку и сжала ее в своих ладонях.

- То, что я тебе расскажу, заставит тебя по-другому взглянуть на свою жизнь и на меня. Возможно, ты отдалишься от меня, разочаруешься во мне и перестанешь мне доверять.

- Этого не случится, - заверил ее сын, - какие бы ужасы вы мне рассказали.

- И тем не менее, даже если я рискую потерять твою любовь и уважение, я расскажу тебе все. Ты должен знать.

- Я слушаю вас.

- Мне едва исполнилось шестнадцать лет, когда моя маменька объявила мне, что нашла для меня хорошую партию, - начала свой рассказ Елизавета. - Я дала свое согласие на обручение. У меня не было причин, чтобы не соглашаться с выбором маменьки. К своему предстоящему браку я относилась как к необходимому и естественному событию, которое рано или поздно происходит в жизни каждой девушки. Но вместе с этим мне очень нравился мой жених. Он был молод, привлекателен и умел нравиться. Мне было приятно находиться рядом с ним. Тогда мне казалось, что я люблю его, но по сути - я его совсем не знала. Несмотря на то, что мы были официально обручены, мы очень редко встречались. А когда встречались, я видела в нем любезного, вежливого и влюбленного молодого человека, каким он хотел мне казаться. Мне и в голову не приходило, что он может быть другим, что его любезность, вежливость и влюбленность - насквозь пропитаны ложью. Тебе хорошо известно, сынок, что до своего обручения я воспитывалась в Смольном институте. Но ты и представить себе не можешь, до какой степени я была наивна и доверчива. Я знала лишь ту жизнь, которая была в пределах института. И это в какой-то мере стало причиной тех ошибок, которые я совершила. В институте мне привили хорошие манеры и правила поведения, меня научили послушанию и добропорядочности, но меня не научили, как отличать ложь от правды, как поступать с предательством и лицемерием. Я говорю тебе все это, сынок, не затем, чтобы оправдать себя в твоих глазах и еще более очернить его, а затем, чтобы ты понял, насколько велико и болезненно было мое разочарование, когда я увидела истинную сущность князя Дмитрия Ворожеева.

- Вряд ли что-либо более способно очернить его в моих глазах, нежели то, что уже его очернило, - сказал Алексис. - А что касается разочарования, то мне хорошо известно, насколько оно может быть велико и болезненно. Но продолжайте, матушка. Я вас внимательно слушаю.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Мариена Ранель:
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты