BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме. Гаражные рольставни, рольворота в Уфе

Изяслава Волхва

Падение в любовь

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Теперь можно оценить обстановку. Так. Денис стоял здесь, прикрывая меня. Но, судя по его прыжку и полученному ранению, он принял пулю предназначенную Лерке. Успел толкнуть ее в сторону через меня. Вот почему на меня свалился. А выстрел шёл оттуда. А где же второй охранник?

Размышления Хотеева приблизительно были в том же направлении и, когда глаза обоих воинов встретились, Денис понял немой вопрос «следопыта».

- Сашка рванул за стрелком. Он достанет гада. - Уверенно, без злобы заверил Хотеев.

К Златной подошёл слишком лощеный, прилизанный, весь такой чистенький, в общем, чересчур респектабельный для русского человека мужчина. Он вежливо поклонился.

- Госпожа Златнова, я выражаю вам своё сочувствие в связи со случившимся. - Он говорил с едва заметным акцентом. - Я изложу в своём отчете в представительстве о причинах не состоявшейся свадьбы подробно. Я обещаю свою поддержку вашей кандидатуры, но сейчас меня ждут дела. Извините, госпожа Златнова.

Он готов был откланяться.

- Конечно, господин Жуафрер, если вы торопитесь, - Лерка была сама любезность и очарование, - я не смею вас задерживать, хотя вы один из самых почетных моих гостей. Но деда есть дела. - Она изящным жестом пригласила приблизиться своему жениху, Степан не заставил себя долго ждать и встал рядом, а невеста его тут же взяла под руку. - Но мы, со Степаном Сергеевичем, - её взгляд был так многообещающ и интригующ, что внутри у Тёпы сладкая волна надежды разлилась внутри, - больше не намерены откладывать наш брак на неопределенный срок. Мой помощник уже договорился всего лишь о переносе официальной церемонии на полчаса позже.

- Вы намерены зарегистрировать брак в таком виде? - Швейцарский представитель всемирно торгового центра явно не поверил в намерения двух ненормальных, учитывая внешний вид обоих.

Жених и невеста осмотрели друг друга. Да, видок тот еще. У Степана надорван правый рукав смокинга, верхняя пуговица оторвана, костюм потерял свою первоначальную безупречность. Ботинки само собой перестали блестеть, к тому же на них остался «след» от туфель Дениса. На руках кровь раненого охранника.

Невеста выглядела не менее плачевно. Некогда ослепительное белое платье с левого бока и большую часть сзади приобрело желтовато-коричневый оттенок, нижняя часть фаты тоже, которая небрежно на голове сместилась набок. В одной туфле. На другой ноге, остававшейся до сих пор необутой, на колготах от мыска и выше вытянулись несколько «стрел».

Степан сразу заметил каким растерянным стало лицо Леры. Её действительно шокировало то, что она увидела. Боясь ее решения, Лагушин взял инициативу в свои руки. Он ловко и легко подхватил на руки Златнову, удачно «свернув» всю великолепную пышность под нее, будто всю жизнь только и носил на руках женщин в пышных бальных танцах.

- В конце концов, не одежда собирается вступать в законный брак, а люди. - Резонно заметил он. - Одежда не главное в предстоящей церемонии, важнее чувства сочетающихся. А мы так уверены в своих чувствах, - он так проникновенно и страстно посмотрел на «ношу», возлежащую в его крепких объятьях, что вряд ли у окружающих возникли бы сомнения в искренности сказанного, - что нам важна не форма, а содержание. Верно, любимая?

Обескураженный услышанным, швейцарский подданный лишился дара речи окончательно. Да, у него за шесть лет работы в этой дикой стране уже давно сложилось вполне устойчивое убеждение о неадекватном как мышлении, так и поведении россиян. Россия - страна ненормальных, странных, мало доступная понимания цивилизованными европейскими народами. Ненормальность - это безусловно признак оригинальности, но это признак целой нации (!). И, вообще, должны же существовать какие-то разумные пределы этой «национальной ненормальности», а не переходить в беспредельное массовое сумасшествие.

«Мыльную оперу» прервали серены сначала доблестной милиции, а затем и Скорой.

Несмотря на то, что рана Хотеева действительно не вызывала серьёзных опасений и к тому же «первая помощь» оказана по всем правилам, его все же отвезли в госпиталь после, конечно, предварительной беседы с представителями правоохранительных органов. Ещё до того, как уехала «Скорая», к месту недавно развернувшихся событий, Колокол-таки «повязал» снайпера и с рук на руки сдал оперативной группе вместе с вещественным доказательством - орудием преступления - пневматической винтовкой с глушителем. Вскоре вернулся Павел Константинович, помощник Златновой по связям с общественностью и возвестил: «через семь минут начало церемонии регистрации брака».

Александр Колокол - верный рыцарь, ангел хранитель, усердный паж он вспомнил о серебристых босоножках, находящихся в машине, купленные еще до отъезда Златновой в командировку так и «забытых» с тех времен. В общем, невесту обули, жениха одели в смокинг с плеча одного из гостей... В конце концов, общими усилиями и стараниями новобрачных привели в относительный порядок. Хорошо, что лауреат всяких там конкурсов - Иннокентий Лиховцев не видел, как его рукотворное «безукоризненное совершенство» утратило тот лоск, шарм, изысканность, которые он придал Лагушину всего каких-нибудь пару часов назад. Вот кого бы «кондратий хватил».

Да, очевидцам этой матримониальной церемонии, надолго запомнится эта свадьба. Ещё долго будут обсуждать её подробности и каждый раз события будут приобретать новые ракурсы, и чего греха таить - новые нюансы. Все будет зависеть от воображения рассказчика.

В общем, после официальной части Златнова пригласила всех присутствующих за свадебный стол в ресторан «Националь». Правда, «в связи со сложившимися обстоятельствами, молодожёны просят прощение за их отсутствие на торжестве.» Причина, конечно же, была уважительная, учитывая «пережитый шок по поводу выстрела и ранение охранника». Все понимающе покивали головами, посочувствовали, поздравили и с чистой совестью отправились «переживать» в ресторан. В конце концов, за всё уплачено. Не пропадать же кулинарным шедеврам, ждущим своей дегустации.

Глава 7

Лагушин поразился той выдержке и самообладанию, каким обладала Златнова. В нее стреляли, она это восприняла, как обычное, заурядное явление. И держится молодцом, - ни обмороков, ни визга, ни паники. После случившегося, первая вызвала и скорую помощь, сама позвонила в милицию. Спокойно отреагировала на испорченное свадебное платье, сломанные туфли. Впрочем, у нее есть цель. Ради нее она даже замуж вышла за «первого встречного» лишь бы не потерять контракт. Цель оправдывает средства. Наверное, для нее хорошо, что события развернулись так. Всё причина, чтобы не пришлось переигрывать перед гостями, изображая из себя «счастливую невесту». Может, даже она лично и наняла этого горе-киллера, чтобы быстрее сбежать от своих гостей. Ведь кто-нибудь мог бы и заметить, что вся эта пышная свадьба, всего лишь бездарная клоунада, разыгранная для одного человека - для какого-то швейцарца, чтобы мог подтвердить о состоявшемся юридически узаконенном браке.

И как Лагушин «проглотил» блестящий «крючок» и доволен? Думал: сам рыбак, а оказался уловом для чужой ухи. Почему не отказался? Неужели его так сильно прильстили эти тридцать тысяч баксов? Раньше за собой такой алчности не замечал. Продался за «тридцать серебренников»! Продался в угоду чьих-то тщеславных планов, согласился стать игрушкой в руках капризной, взбалмашной и совершенно бесчувственной, холодной и бездушной «пустышки», вообразившей себя центром Вселенной, вокруг которого всё крутится. У нее вместо мозгов одни деньги, прибыли, выгодные проекты. Сам виноват, - решил поиграть в поддавки! Вот и поиграл. Все надеялся: вот-вот скажет: «Ладно, парень, ты достойный партнёр с прекрасным чувством юмора. Игра закончена. Это всего лишь была шутка.» После чего они бы вместе где-нибудь поужинали, посмеялись над случившимся, а потом... Что потом? Размечтался, как безусый юнец! Всё на романтику тянет! А уж давно не мальчик. Реальностью пора жить, а не витать где-то там, в заоблочной дали, в несуществующих идеальных плоскостях. Сам видишь, до чего тебя довела твоя глупая идеалистичность и излишняя бравада, замешанная на неуместной самоуверенности. Куплен. Женат. Забыт.

Вот тебе и шутка!

Вообще-то, Степан ворчал не от злобы, а скорей из-за вредности характера. Он не хотел признать очевидное: на самом деле он не только не ждал развязки в виде розыгрыша, он боялся, что сделанное ему предложение, на самом деле окажется только шуткой. Лагушин не знал почему, но сероглазая «штучка» «запала» ему на сердце, как только он заметил ее на Арбате. В глубине души он знал: если бы она не заговорила бы с ним, он сам пошёл бы за ней и нашёл бы способ познакомиться с ней. Ведь бывает же так, видишь человека и уже точно знаешь: ваши судьбы «связаны». Хорошим ли, плохим, но «связаны» и встреча была предопределена свыше. Иначе, как объяснить, что ежедневно на нашем пути встречаются тысячи или даже десятки тысяч разных людей, а из огромного потока «человеческого океана» мы «выделяем» не многих и ещё меньше способны запомнить их или что-то связанное с ними.

Нет, то, что Златнова появилась на территории его «рабочего места» не случайность. Но обида, «задевшая» его сердца, не становилась меньше. Её пренебрежение, вот так, сидящей к нему в полоборота, и отвернувшись от него к окну, смотрела куда-то сосредоточено и даже с интересом. Наверное, уже вся в мечтах и планах в Швейцарии. Что ей до него? Он украдкой взглянул на нее и... Увидел, как она тщетно пыталась «проглотить ком». Она мужественно старалась сдерживать себя. Это была настоящая борьба сильной женщины и сложившихся обстоятельств.

У Лагушина «сжалось» сердце. Он готов его вырвать, лишь бы «снять» её боль, с которой она так упорно боролась в одиночку. А он... Вот он-то и есть настоящий бесчувственный чурбан, эгоистично обвинявший ее в бессердечьи. Её такую хрупкую и ранимую. Степан хотел защитить ее, что-то сделать, чтобы заглушить ее боль, как-то утешить. Он не знал как ей помочь. Пока сознание искало выход, руки оказались мудрее и проворнее разума. Рука мягко легла на ее плечо и он бережно притянул ее к себе. Её тело не сопротивлялось. Их взгляды встретились. Зольные, широко по-детски открытые глаза были полны, едва сдерживаемых слёз. Достаточно оказалось незначительного движения, чтобы соляной поток «выплеснулся» наружу. Он заботливо и осторожно вытер этот предательски выкатившийся поток и ещё плотнее прижал Леру к себе. Так они, обнявшись и доехали до большого и красивого особняка - она беззвучно «рыдая» на его плече, а он также молча «утешая» её. В этой тишине они не чувствовали неловкости и смущения и, несмотря на всю скоротечность событий, они чувствовали нужность друг другу и странную «родственность» душ. И даже в затянувшемся молчании было ощущение обоюдного, полного понимания друг друга. Их переживания, сомнения, надежды будто перемешались в «горниле» чувств, связавших их одной судьбой.

Наконец машина остановилась и гармония единения и понимания разрушилась.

Валерьяна, словно опомнившись и испугавшись своей слабости, быстро, почти в одно мгновение, «взяла себя в руки» и снова стала расчетливо-холодной бизнесменшей, сильной и неприступной женщиной, способной решать свои проблемы без посторонней помощи. Она решительно отстранилась от Лагушина. Энергично вытерла остатки слез.

- Извините, Степан Сергеевич, за сырость, разведенную на вашем плече. Спасибо за поддержку и терпение. За причиненные неудобства я компенсирую вам за ваше участие. А сейчас, простите, мне надо ещё кое-что уладить. Саша проводит вас в отведенные вам комнаты. Если, что-то не понравится, внесите свои коррективы, вам все предоставят и изменят в соответствии с вашими пожеланиями.

Она не дала ему возможности вставить хоть слово. Не стала даже слушать, что обо всем он думает. Колокол открыл ей дверцу и она даже не оглянулась вошла во внутрь дома, на ходу давая какие-то указания или распоряжения.

У Лагушина всё «закипело» внутри, когда он услышал: «...за причиненные неудобства вам компенсируется...» Что позволяет себе эта богатенькая дамочка? Ей не приходит в голову, что люди могут посочувствовать бескорыстно, по велению души? Или каждый судит по себе? Её великодушие можно купить и она уверена, что и остальные проявляют заботу о других только за деньги? Но не все же такие расчетливые!

Наверное, молчаливое «справедливое негодование» могло бы «выплеснуться» в громко озвученный протест или, вообще, безумный «бунт на корабле», если бы невозмутимый, но бесстрашный и очень опасный (а в этом Лагушин не сомневался) Александр Колокол не предложил пройти в дом.

В конце концов, что он возмущается? Он добровольно подписал брачный контракт. А в нем не указан пункт, где оговаривается его право требовать к себе больше внимания, чем ему оказывали. Особого внимания. Степа и забыл, что он теперь только Кукла с гарантийным трехгодичным сроком эксплуатации. Привыкай, Тепа, к своему новому статусу - мужа, купленного «за тридцать серебренников», с главной репликой: «Чего, изволите?»

 

Глава 8

 

Только сейчас, входя в дом, Валерьяна до конца осознала случившееся. И он вновь вернулся. Чудовище, от которого она с такими мучительными усилиями пыталась избавиться. Изгнать. Забыть. И поверила ведь, что ей это удалось. А он вернулся. Вернулся! Вернулся и, как гигантский спрут своими противными, омерзительными щупальцами «обвил» все тело, сдавливая всё туже и туже, «затягивая» в мрачную, леденящую душу пучину. Он вернулся. Имя ему - страх. Он, как яд, проникает в организм и по мере своего продвижения, отравляет каждую клеточку, парализуя её. С каждым мгновением в ней всё больше накапливается токсинов, пока окончательно не исчезнет последняя «капля» надежды на «очищение».

Страх!

Его не смыть водой, как грязь. Не выбросить в мусорное ведро. Не отогнать, как надоевшую муху. Не указать на дверь, как неприятному гостю. Не сжечь в огне, как испорченный документ. Не стереть ластиком, как случайно проведенную лишнюю линию. Не отделить, как орех от скорлупы. Не скосить, как, излишне вырасшую, газонную траву. Он не расстает, как снег под лучами горячего солнца.

Страх! Страх!! Страх!!!

Его плотность и вязкость не отпускают, не дают освободиться от него. Трудно дышать. Невозможно «стряхнуть» мучительное, липкое, изнуряющее чувство. Златнова с трудом дошла до дивана, устало плюхнулась на него в своем свадебном платье на колени. «Свернулась» в «клубок». Натянула на себя плед до самого подбородка. Её трясло. Почему её хотят убить? Кто за этим стоит? Она устала вздрагивать от малейшего шелеста, не то, что стука. Да, она хочет жить и воплощать свои архитектурные планы в реальность. Ей хочется (и она умеет это делать!) преображать пространство. Она привносит в жизнь людей комфорт и красоту. И за это её хотят убить? Разве это справедливо? Ей всего двадцать девять лет! Она никому не желает зла! Не плетёт интриг за чьей-либо спиной. Подкупом не отбирает и не перехватывает чужие заказы. Она даже налоги платит по закону, не утаивая доходы. Почему не оставят её просто в покое? Ей не так уж много и надо! Или много? Она хотела любви. Любить и быть любимой. Не получилось. У нее осталась только работа. А не будет её, она вообще зачахнет... Неужели она рождена для того, чтобы только терять? Любовь? Любимого? Веру в справедливость? Покой? Может, лучше бы её убили? Ещё тогда, два года назад. Может быть ей суждено умереть молодой. Может, с её исчезновением мир станет лучше? Одно покушение еще можно принять за случайность. Но три! Три, не считая похищения, это уже закономерность.

Ей было холодно.

Одиноко.

Страшено.

И всё же, какие бы суровые испытания не выпадали на долю человека, какими душевными муками и сомнениями не терзался, его физическому телу требуется отдых. В конце концов, усталость и нервное напряжение как-то незаметно сознание «переместилось» из болезненной реальности в мир грёз. Но сны были тревожными и беспокойными, где Златнову подстерегали смертельные опасности - то фантастически ужасные чудовища, лязгающие огромными зубами, то вампиры, жаждущие ее крови, то гнусные маньяки, покушающиеся на её жизнь, то фанатичные сектанты, выбравшие её для жертвоприношения. Ей страшно. Её преследуют, истязают... И вдруг появился он, её спаситель и защитник, безупречный рыцарь. Уверенный и бесстрашный. Рядом с ним стало спокойно и безопасно. Он взял её за руку и повёл из мрачного, страшного мира к Свету, Солнцу, Счастью. И ей теперь всё равно где быть, лишь бы рядом с могучим, несгибаемым воином. Лера всё время пытается увидеть лицо своего спасителя, но густой, плотный мрак не позволяет сделать этого. Она почти ничего не видит, а он уверенно движется вперед, неизвестно как находя единственно правильную дорогу. Его ничто и никто не может остановить. Он сильнее даже обстоятельств. Ему как-то удаётся непреодолимое, как кажется, препятствие  обернуть на благо.

- Кто ты, славный богатырь? Как зовут тебя? И как отблагодарить тебя? - Благоговейно вопрошает Яна.

А молодец молчит и только неустанно идет вперед.

Наконец, развиднелось и воин повернулся к ней лицом. А не молодец это вовсе. Зверь лохматый, да страшный. У Валерьяны мороз по коже. Ноги отнимаются от ужаса. А он смотрит на нее печальными, орехового цвета глазами и вздыхает.

- Вижу: напугал тебя, извини. Там Свет. Там безопасно. Иди. Ищи свое счастье. – А сам понуро отворачивается и собирается уйти.

- Постой! - Останавливает его Валерьяна. - Не уходи!

Ей боязно, но только сердце почему-то сильно бьётся и не желает расстаться с полузверем, получеловеком. Она и сама не заметила, как припала к его груди, а его руки обняли ее. И так ей хорошо, приятно стало от его «лапистых» прикосновений.

- Не уходи! - Снова попросила она, не веря собственным ушам. Что с ней случилось? Бежать хочется от этого «страшилы», а сил и желания нет отпустить его. Он словно магнит держит его. - Если ты не можешь со мной пойти, хочешь, я с тобой останусь?

Нет, не она всё это говорит. Непутёвое сердце своевольничает, конфликтуя с разумом. А вот душа неожиданно союзницей стало, абсолютно согласной с «глупым» миакардом.

Не ведая, что творит, потянулась к его губам, не в силах преодолеть то мощное притяжение, исходящее от странного существа, источающего невозможное обаяние. Каким же сладким оказался поцелуй! По телу прокатилась волна истомы и наслаждения и она ещё теснее прижалась к его сильному и манящему телу. Сквозь туман упоительного поцелуя, её сознание отметило: обнимают её вовсе не лапы зверя, сильные и в тоже время ласковые человеческие руки.

Валерьяна не без сожаления, но с нескрываемым любопытством чуть отстранилась и... Перед ней стоял красивый, с гладко выбритым лицом... Степан.

Чары сна рассеялись.

Валерьяна осмотрелась. Она по-прежнему лежала на диване, накрывшись пледом. Это был всего лишь сон. Её чувства «смешались». Ей трудно оказалось определить: разочаровало её или обрадовало, что пригрезевшееся было только сном. Большинство сновидений забываются сразу же после пробуждения, но этот в мельчайших деталях остался в памяти.

- Сте-пааан. - В слух и как-то это само собой получилось нараспев, имя показалось таким красивым. Невольная улыбка тронула ее губы, а сердце радостно всколыхнулось. Вспомнился и вчерашний поцелуй у нотариуса, и сегодняшнее объятие в машине, когда она была почти на грани истерики. Он так естественно, так по доброму притянул к себе, молча, но заботливо вытер её слезы. Его неожиданное внимание и понимающая непринужденность не только успокаивающе подействовали на неё, но и как просто женщине были приятны. Его органичная, не напускная уверенность, порядочность, надежность дали ей ощущение защищённости и безопасности рядом с ним. Она уже и вспомнить не могла, когда ей было так же хорошо, спокойно, умиротворенно. Ненавязчивая забота и надежное плечо друга - это то, что ей так всегда не хватало. Реалии бизнеса приучили ее быть сильной, самостоятельной, становиться порой жесткой и непримиримой, готовой в любой момент постоять за себя и надеяться только на себя. Чувствовать себя ответственной за всё. Она смиренно несла свой «крест» и не задумывалась над обременительностью своей ноши. А вот рядом со Степаном впервые почувствовала себя обычной нормальной женщиной, которой вовсе не надо «рваться из жил» и доказывать свою состоятельность и проявлять чудеса мужественности и характер «железной леди». Ей даже хотелось быть слабой, женственной, нежной (в общем, самой собой) и, чего греха таить, кокетливой. Рядом с ним эти качества не казались излишними, неуместным. Важно другое: рядом с Лагушиным безопасно и любой чувствует себя защищенным. Такой парень и сам не подведет, не предаст, не бросит, не подставит. Степан из тех, на кого всегда и во всем положиться можно. Спотыкнешься - поддержит, нет сил идти - плечо подставит, тяжело на душе - в жилетку ему плакаться спешат.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Изяслава Волхва: namrihs@yandex.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты