BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Изяслава Волхва

Падение в любовь

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

 Никогда ее так не раздирали противоречия как сейчас. Куда исчезла цельная, ясно осознающая чего хочет и ждет, бизнесвумэн - волевая, порой жесткая, умеющая ценить окружающих, но и беспощадно наказывать за нерадивость? Где та, что не раз переносила удары Судьбы стойко и без истерик? Конечно, и у нее бывали неприятности и огорчения, как у всех нормальных людей, но на грани нервного срыва, как сегодня, ей не приходилось бывать. Худо, с трудом, но ситуация никогда не выходила из-под контроля. Не говоря уже о потери чувства реальности.

 Сейчас это, совсем не похожая на Валерьяну Златнову, неуверенная абсолютно, ни в чем, тем более в себе, женщина - растерянная, судорожно боящаяся стремительно меняющейся действительности, в которой она не успевает адаптироваться, терзаемая сомнениями и разорванными в клочья желаниями. Ее пугает неведомое будущее, упрямо творимое ей же самой в данное мгновение.

 «Соберись же, Лерка! – чуть не вслух выкрикнула она себе. – Соберись! Помнишь, как говорил тебе отец: неуверенность – следствие всех душевных и деловых катастроф! Как он был прав! Едва засомневалась и тут же «вляпалась» в неконтролируемый водоворот непредсказуемых инцидентов, создаваемые кем-то другим.

 В конце концов, что позволяет себе этот арбатский абориген? Он всего лишь подставное лицо, за плату (и, в общем-то, немалую) добровольно согласившееся на сделку. Его дело – неукоснительно следовать отведенной роли, а не писать или изменять сценарий по собственному усмотрению».

 Похоже: порция злости, принесла желаемые результаты, – вернула трезвую способность к мышлению, на время утраченную уверенность и в то же время душевное равновесие. Тело, сбросило тягучее напряжение и приобрело привычную легкость и природную гибкость. Теперь все встало на свои места.

 К тому времени и отпечатанный дубль-Контракт вновь лежал перед «компаньонами».

Златнова дождалась, когда «избранник» прочтет и поставит свою подпись на обоих экземплярах, подписала свои.

 Наконец, юридическая часть оформлена по всем правилам и можно переходить к новому этапу – костюмированному.

«  @«  далее не считано.

 

Глава 3

 

 За дверью терпеливо ждали обе Тени. К тому времени Валерьяна уже справилась со своими чувствами и вполне адекватно контролировала и себя и окружение. Когда в коридоре остались только Степан, Златнова и ее свита, Валерия без предисловий влепила звонкую и мощную пощечину Лагушину. От удара тот даже покачнулся.

 - Было все так плохо? – с иронией спросил пострадавший.

 - Клоунада в Контракт не входила. – Спокойно и ровным голосом сообщила Валерьяна.

 - Оплеухи тоже. - Заметил Степан, потирая щетину. «Рука у этой нервной дамочки тяжелая».

 - А это компенсация за инициативу. – Отпарировала она и уже не обращая внимания, на несколько оскорбленного, Лагушина, глядя только на Хотеева. - Денис, позвоните в «Гименей! Кириллу Иосифовичу, договоритесь о встрече. Он знает, что делать. Когда его кудесники закончат «колдовать» над, - она запнулась, взглянув на Лагушина, тщательно подбирая слова, - над образом Степана Сергеевича, отвезите его, куда пожелает. Впрочем, лучше закажите номер в «Мариотте». Какой бы большой московская квартира не была, вряд ли там поместятся те, кто будет обслуживать Лагушина, готовящегося к церемонии. И само собою разумеется: его доставка тоже на вас.

 Хотеев в знак согласия лишь молча кивнул головой.

 Она уже сделала движение, чтобы уйти, но вспомнив нечто важное:

 - Да. – Златнова из сумочки достала чек, подписала и протянула Степану, - Ваши тридцать тысяч по договоренности.

 И, уже не глядя ни на кого, направилась к выходу, на ходу отдавая приказание.

 - Саша, домой.

 Обескураженный Степан почувствовал себя брошенной игрушкой, которой какое-то время позабавились, а надоев – выкинули за ненадобностью. Самолюбие его было ущемлено, но чек на тридцать тысяч баксов отчасти компенсировал его обиду. Во всяком случае, к чему пестовать гордыню, когда он не только ничего не потерял, но оказался в прибыли по нескольким статьям - у него появилась крупная наличность (и не в российских «фантиках»), а, во- вторых, ему все же удалось сорвать маску этакой льдышки с этой богатенькой и самонадеянной куклы. За такой поцелуй и пощечина не в счет!

 «Что ж, Тепа, крути педали! Мы еще потягаемся! Посмотрим - кто на финишной прямой первый выдохнется. Вперед, боец, труба зовет!» - подбодрил себя Лагушин.

 Уже в машине полюбопытствовал Степан:

- Что за церемония назначена на завтра?

- Свадьба.

- Чья? – без интереса, по инерции спросил Тепа.

- Твоя и Златновой, - буднично предупредил Денис.

- Как? Завтра? – ошарашено выпучил глаза новоиспеченный жених.

 Хотеев рассмеялся, видя, даже за пышной растительностью, как лицо пассажира удлинилось и заметно поглупело.

 - Но… но я… не готов! – Растерянно сознался Лагушин. – У меня нет даже чистой белой рубашки, не говоря о костюме, кольцах… Что там еще полагается?

 - Не дергайся! – Успокоил Денис. – В заведении Кирилла Иосифовича есть все и на все случаи жизни. Он дока своего дела. После его салона, поверь мне, даже ты сам себя в зеркале не узнаешь. – Очень авторитетно заверил Хотеев.

 В «Гименее» их встретил обходительный, чистенький, весь такой холеный и отутюженный молодой человек. Узнав от кого, просто нажал какую-то кнопку и буквально через мгновение «выкатился» «колобок» во фраке, с улыбкой китайского мандарина. Много восторгов, подобострастия, утомительной суеты – все это оказалось только небольшой прелюдией к тому, что ожидало Лагушина в ближайшие часы.

 Их проводили в Зал Ожидания, где уже скучающе ждали фотограф и стилист – парень того же возрасти что и Степан. Но только весь густо «напомаженный», с подкрашенными ресницами, изящным маникюром на длинных тонких пальцах. Одет он был с шиком, но как показалось Степану, слишком ярко. Шелковая рубашка с красно-желто-зелеными разводами, стоимостью, по меньшей мере, в триста баксов и не менее дорогие зеленые брюки.

 - Лучший стилист нашего заведения, - с гордостью указал на расфуфыренного красавца, с лицом, похожего на застывший лик манекена, - неоднократный лауреат самых престижных международных конкурсов Иннокентий Лиховцев. Он у нас непревзойденный кудесник преображения. Так что, отдавая вас в его руки, можно не волноваться в исходе отличного результата.

 Степан с сомнением посмотрел на жеманного лауреата, а потом настороженно перевел взгляд на Дениса, ища поддержки, чтобы отказаться от услуг этого «писанного» индюка, не вызывающего ни малейшего доверия к его чувству прекрасного. Попади к такому в руки, потом и сам усомнишься – мужчина ли ты. «Разрисует» как себя.

 Денис явно не разделял опасений Лагушина, а только улыбнулся и легонько, но настойчиво подтолкнул в направлении стилиста.

 - Не хочу! – попытался оказать сопротивление Степа, не доверяя субъекту, пользующимся так активно косметикой и, выглядевшему очень женоподобным.

 - Не дрейфь, десантник! Это не страшнее, чем в первый раз прыгать с парашютом! – подбодрил Денис, усмехаясь. Потом предупредил: - У тебя не богатый выбор – либо остаться таким как есть и прямо сейчас уйти, отказавшись от своих обязательств, либо приступить к выполнению соглашения, которое ты сам подписал.

 «Контракт! Будь он не ладен! – вспоминая, что действительно подписал и тот пункт «с посещением стилиста. – Подловили сволочи! А, может, все-таки драпануть? И хрен с этими деньгами! Жил же я без этих щедрых подношений!».

 Он готов был уйти. Но почему-то из сознания «выплыло» насмешливое лицо сероглазой льдышки: «Ну, что, герой, в штаны наложил? Перед маджахедами выю не склонил, а передо мной поджилки затряслись? Паспорт «замарать» боишься?»

 «Ладно! Поглядим, как тебе понравиться мастерство этого щеголя, когда ты меня увидишь завтра».

 - Что же, «делать нечего, бояре», я весь в вашем распоряжении. – Шагнул вперед на встречу своей участи.

 - Снимите для начала этот ужасный мешок, - тут же брезгливо потребовал Иннокентий, почувствовал, что теперь он всемогущий повелитель и воятель над «сырым материалом». Когда ряса была снята, его интерес резко возрос. – О-ооо! Отличная фактура! – «истекая слюнями», стал обходить Лагушина кругами.

 С этого мгновения, бывший спецназовец, бывший арбатский трубодур, потерял право на возмущение или вообще на свое мнение. Он стал только «фактурой», материалом, из которого начали кроить нечто, что должно было сделать его стать достойным женихом для капризной и властной девчонки со свинцовыми глазами. Кем он теперь станет?

 Фотографии. Обмерки. Новые фотографии с разных ракурсов. Ножницы. Вспышки фотоаппарата. Парилка. Массаж. Бритье. Солярий. Массаж. Гора одежды, которую обязан примерить. Бесконечные поглаживаия, ощупывания, подборки… Его крутили, вертели. «Истязали» самыми изощренными способами, беспрестанно заставляя улыбаться в объектив фотоаппарата, который он уже успел возненавидеть. И при всем этом, Тепа изрядно устал. А к десяти вечера ему уже стало все равно, что с ним делают, как обращаются и вообще как выглядит. Это меньше всего сейчас его волновало. За четыре часа «мучений» и тем «пыткам», которым его подвергали в Салоне Красоты, он впервые понял выражение, испытав его на собственной шкуре, - «Красота требует жертв». За это время он умаялся больше, чем после двадцатикиллометрового маршброска в полном боевом снаряжении в режиме жесткого преследования.

 Он чувствовал себя разбитым, помятым, изрядно потрепанным, совершенно изможденным и безразличным ко всему, когда его наконец-то повернули к огромному зеркалу.

Шок.

Смятение.

Обескураженность.

 Рука непроизвольно, рефлекторно коснулась щек. Он ли это? Отражение повторило его жест. Значит: он, Степан Лагушин.

 Рядом довольный, ухмыляющийся и по-прежнему жеманный, стоял, наблюдая за произведенным фурором своего творения, Кешка Лиховцев.

 Степан снова начал внимательно, недоверчиво всматриваться в зеркальную гладь, придирчиво буравя того, кто стоял по ту сторону стекла, не веря глазам своим. Он был уверен, что все еще помнил свое лицо без усов, бороды, длинных волос. Но оказалось: смутно. Да, его фейс всегда был симпатичным, не даром же девки еще со школьной скамьи сохли по нему. Но сейчас… напротив стоял не просто красавец! Это… это воплощенный в плоть Секс-Символ!

 Нет-нет! Лагушин никогда не был самовлюбленным Нарциссом, но то, что он видел в отражении - потрясло. Непривычное, если не сказать больше – незнакомое, холенное, красивое лицо, гладко и тщательно выбритое, не лишенное природного обаяния, с подчеркнутой мужественностью черт. Постепенно лицо «осваивалось». А, когда стало «своим», с него исчезло глуповато-недоверчивый «налет», плечи как-то сами расправились, подбородок слегка вздернулся, а губы плавно растянулись в очаровательную улыбку.

 - Великолепно! – не удержался от восторга своей рукотворности Кеша, сложив руки, как мусульманин в молитве, постоянно охая и ахая, кудахтал как барышня-кокетка.- Какой шарм! Какая экспрессия черт! Сколько возбуждающей мужественности! Ах! Какой колорит очарования! Ах, какой мужчина! Вечно Лерке достаются самые красивые мужчины! – несколько капризно, с завистью выпалил Лиховцев.

 - А вы хорошо знакомы со Златновой? – уцепился Тепа за первую же возможность узнать хоть что-нибудь о «снежной королеве», удачно успев вклиниться в его восторженные вопли.

 - Ха! Знаком ли я с ней? Да с самого детства! Мы учились вместе. Всегда была упрямой, идейной. Такой правильной. И всегда! Всегда вокруг нее вились самые красивые мужчины! - Уже с болезненной обидой подчеркнул Иннокентий, при этом, досадно топнув лакированным щеблетом.

 - Она, что, - насторожился Тепа, сам не зная, хочет ли услышать ответ на свой вопрос, - была переходящим вымпелом?

- Кто? – не понял Кеша

- Златнова. – как можно равнодушнее уточнил Лагушин

 - Лерка? Да она всегда была «синим чулком». Чистенькая. Правильная. Всегда застегнутая до подбородка. А на танцах, - вошел во вкус, неожиданно представившейся возможностью посплетничать, заинтриговывающим тоном, поведал: - Партнера всегда держала «на пионерском расстоянии» даже в старших классах. Да я не удивлюсь, если вы с ней еще и не спали вместе. Она с детства была властной недотрогой. Ее парни даже боялись, хотя как мухи у меда все равно вились вокруг нее. Вы ее, наверное, очень сильно любите, если решились жениться на настоящем айсберге? – В его голосе снова прозвучала зависть и затаенная надежда.

 - Наверное. – Неопределенно ответил Лагушин. В конце концов, не мог же он заявить: дело здесь не в любви, а во взаимовыгодном соглашении. Если уж нотариус не был поставлен в их истинные отношения, то этому кокетливому петуху и вовсе знать не положено, если учесть, что он ее в глубине души просто ненавидел.

 Лиховцев обреченно вздохнул. Достал телефон и набрал чей-то номер.

 - Кирилл Иосифович, - без вопроса обратился он к абоненту, – мы закончили. Костя уже ушел? Хорошо. Увидите. Сами сможете оценить. Хорошо. Встретимся в Зале Ожидания.

 Отключив «мобилу», критически, но с наслаждением еще раз окинул Лагушина, гордо запрокинул голову:

 - Ну, что, Степан Сергеевич, «взорвем» всех этих неудачников? Пусть все слюной подавятся от зависти, увидев настоящую работу Мастера!

 Лиховцев от души упивался немой сценой, что воцарилась при появлении Степана «на суд общественного мнения». Он злорадно ухмылялся, а Лагушин от смущения сначала стоял столбовым изваянием, а потом млел от удовольствия, произведенным эффектом. Надо признать: ему впервые в жизни понравилось быть неотразимым. Ему польстил восхищенный единый вздох окружающих при его появлении, а у него в душе разлилось необыкновенно сладкое тепло от собственно значимости, заставив еще больше выпятить грудь колесом от переполнявшей его юношеской гордости.

 Первым пришел в себя фотограф Костя, не произвольно нажав на спуск своего профессионального фотоаппарата с двенадцатикратным увеличением объектива. И началось. Вспышка справа. Слева. Снизу. Верхний ракурс… Художник суетился. Бегал вокруг, требовал улыбку, поворота головы, наклона.

 За папараци оживились и остальные. Сотрудники «Гименея» ринулись наперебой поздравлять Лиховцева с удачной работой. Хотя здесь уместнее было бы поздравлять родителей Лагушина, по сути, если говорить «о работе». Это их усилиями Тепа получил в наследство от них лицо с родовыми чертами.

 Наконец у мастера фотографии закончились пленки, и он с чистой душой примкнул к Кешкиным поклонникам, а Лагушин оказался вдруг никому не нужен. Интерес к нему иссяк, и он остался как бы в пустоте, покинутый всеми и забытый. Ему стало одиноко, а пространство неуютным, смокинг неуместным. Ощущение себя расфуфыренным «гамбургским петухом» стало невыносимым.

 Спасибо Денису, который оказался единственным человеком, вспомнившим о нем, подойдя, протянул руку поддержки.

 - Выглядишь классно! А на этих самовлюбленных нарциссов не обращай внимания. Худооожники! Что с них возьмешь? Они любую ситуацию стараются обратить в свою пользу, чтобы заслуженно или не заслуженно, хоть на мгновение, но окунуться в лавры Славы и поклонения. Они еще часа три будут поздравляться, восторгаться, философствовать о «высокой моде» и «божественном даре Мастера, сумевшего найти новые грани искусства». Как говорится: «мавр свое дело сделал», мавр может почивать на лаврах. Пойдем. Тебе стоит выспаться, Степан Сергеевич, завтра ответственный день и очень торжественный. – Хотеев легонько взял своего подопечного под локоть и потянул к выходу.

- А за это, - Лагуши, показывая на себя, сверху вниз скользнул руками, - надо же заплатить.

- Не беспокойся. За все уплачено сполна. Пошли.

- Подожди, мне надо переодеться.

- Не обязательно. – Возразил Денис. – Ты же не в городском транспорте поедешь. Хотя, - он не надолго призадумался, - лучше переоденься, а это они завтра доставят сами и ничего не помнется. Лиховцев парень занудливый и педантичный, но все будет в лучшем виде, если что-то на нем «висит». Сто раз проконтролирует, заставит отутюжить даже то, чего никто другой и не замечает. Так что поехали налегке. А Кешка приедет, все привезет, тебя оденет, причешет, погладит.

- Зачем? – не совсем «въехал» Тепа. – Не барин и сам оденусь.

- Не. С «Гименеем» заключен договор на этот заказ и по соглашению салон берет на себя обязанность всю организационную часть, касающуюся одежды, аксессуаров и там… остальной всякой мелочи. Их девиз: «Ни сучка, ни задоринки» в облике клиента.

- И он опять меня одевать станет? – с явным неодобрением спросил Степан.

- А как же! – рассмеялся Хотеев. – Это его одно из самых любимых занятий. Правда, раздевать любит больше и при этом, совсем не против, если раздевают и самого. Он бывает несказанно счастлив, если на него обратят внимание, а уж такой мужик вроде тебя – для него и вовсе награда.

Лагушин поморщился.

- Ты так смачно расписываешь, будто сам пользовался его услугами.

 - Упаси. Бог! У нас с ним разные сексуальные направленности.

 - Ладно. Пока все заняты, пойду - переоденусь.

 Но в примерочной Степу ждал новый сюрприз. Там, где он разделся, скинув свои потертые, выдавшие виды джинсы, спортивную майку и рясу с кроссовками, аккуратно на вешалке висел легкий, цвета какао с молоком, костюм, батистовая белоснежная сорочка, со стоечкой, с семью часто пришитыми от горла пуговицами. Даже дилетанту на первую же «вскидку» было ясно: все это стоит баснословных денег, и уж точно не российскими. Под костюмом стояли штиблеты под цвета костюма.

 - Ааа? – только и получилось у Степана, вместо вопроса, который так и остался не высказанным.

 - Одевайся, - махнул рукой Денис, понимая недоумение Лагушина. – Привыкай, - в твоем гардеробе с сегодняшнего дня только дорогая и изысканная одежда. А твоя, извини, уже в утиле. Все, что было в карманах, найдешь в барсетке.

- И за это тоже уплачено? – приступая к переодеванию, поинтересовался Тепа.

- Можешь не сомневаться. И за это, и за весь твой новый гардероб.

- И где мой новый гардероб?

- Вероятно, уже отправлен. – Пожал плечами Денис. – И где-нибудь на полпути к дому Златновой.

- У нее свой дом?

- А ты сомневаешься?

- Что у нее за бизнес? Наркотики? Оружие? Игорные дома?

- У нее все легально. Строительство и организация гостиничных комплексов.

- Зачем богатой, преуспевающей, молодой и вовсе не дурнушке, я, нищий уличный певец.

- Положим, теперь уже не нищий. – Без тени упрека напомнил Хотеев. – Ваш Контракт исправил это досадное недоразумение.

- Почему такая спешка со свадьбой?

- Сроки поджимают.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Изяслава Волхва: namrihs@yandex.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты