BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Изяслава Волхва

Падение в любовь

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

 Не успела Златнова что-либо предложить или обсудить место их беседы, как рясонос открыл дверь и, не обращая внимание на вслед за ним идущих, ввалился внутрь за стеклянным проемом.

 «Похоже, о правилах хорошего тона этот парень не имеет никакого представления. – С удивлением отметила Лера, привыкшая к куда более галантному обхождению. Этот явно рыцарем не был ни в одной из прошлых жизней».

 Волосатик на ходу приветствовал всех, кто ему встретился из обслуживающего персонала.

 «Завсегдатай». Убежденно заключила Златнова.

 Парень уверенно, без колебаний, привычно направился к столику у стены. Бережно прислонил гитару к стене, после чего по-хозяйски уселся за стол прежде, чем «притулилась» Лера.

 Молча, выжидающе, выспрашивающе уставился на потенциальную собеседницу. Златнова даже несколько растерялась от такой откровенной бесцеремонности и циничной наглости, от которой стало неуютно, а за этим сразу осозналась вся нелепость златновской затеи.

 «Пожалуй, не следует совершать безумий даже ради самого интересного проекта и материального стимула. Надо признать всю несостоятельность моей идеи. Прости, мальчик, но я передумала». Она уже собралась встать и уйти, принеся искренние извинения. В это время подошел официант, встав как раз на пути отступления.

 - Вы уже выбрали, что будете заказывать? – официально спросил «половой», с интересом (в отличие от «мохнатого» невежи) разглядывая элегантную даму, пришедшую с давно знакомым завсегдатаем.

 «Он принимает меня за очередную подружку. – Догадалась по взгляду «чего изволите». – Похоже, этот импозантный молодец пользуется немалым успехом».

 - Заказывает дама. – Снисходительно и великодушно позволил самоуверенный, лохматый менестрель, небрежно добавив: - Я оплачиваю.

 « Моими деньгами, – язвительно уточнила Лера, - которые я только что тебе ссудила».

 - Мэм? - с удвоенной услужливостью спросил работник сферы обслуживания, нацепив улыбку китайского мандарина.

 Первым порывом Златновой было мстительно сделать заказ раза в три превышающий платежеспособность этой «птички певчей» и насладиться обескураженным выражением его обросшей ряхи. Вовремя вспомнила: давно минула пора детских шалостей, когда еще было можно взять за самое уязвимое, - на «слабо».

 - Черный кофе без сахара, - без иронии и театральщины сделала заказ на себя.

 - Мне копченых ребрышек с гарниром; мой любимый салат с кусочками дыни; сок манго, - немного подумал с сомнением, но все же принял решение довольно быстро, добавив: - два сливочных мороженного с орехами и розу для дамы… Белую.

 И уже обращаясь к собеседнице, представился:

 - Степан. Для друзей – Тепа.

 «Тепа – недотепа», - тут же огрызнулась неслышно для всех она.

 - Валерьяна. Для большинства – Валерьяна Дмитриевна; для избранных – Лера, а для самого узкого круга – Яночка. – Холодно сообщила Златнова, и тут же пожалела о своей наброшенной как маска кажущейся напыщенности.

 Вдруг пришло осознание театральности своего поведения. Она почувствовала невероятную усталость от строгого контроля над собой, от той личины, которую она носит уже так давно – сильной, всегда готовой к жесткому отпору и конкурентам и недругам, волевым руководителем, не боящимся возложить на себя ответственность, умеющей строго спросить с подчиненного и, если требуется строго взыскать с нерадивого. И, вообще, имидж бизнесвумен ей до чертиков остервенел. Может же она быть, хоть иногда сама собой – просто обычной женщиной, посидеть вот так по-простому в компании несколько экстравагантного, но, в общем-то, приятного парня при всех его прибамбасах? Посидеть, поболтать о всяких пустяках или о тех песнях, которые поет он. К своему стыду она эти песни не знает. Слышала, конечно, и в лучшем случае смогла бы даже припомнить из некоторых по куплету, а то и вовсе только по строчке. А Степан знает их много. Интересно же узнать, откуда у него такая страсть к репертуару сороковых – пятидесятых годов и вообще тяга к военным песням и что его подвигло к такому выбору. Она уже решилась временно выкинуть из головы все, что в последние сутки мучило ее и провести приватную беседу, хотя бы час или два в компании, пусть и странного, но, кажется, хорошего человека. (Не может человек, избравший такой репертуар, напоминающий о суровых испытаниях целого народа, быть плохим человекам). Лера повернулась, ища глазами официанта, чтобы сделать заказ на продолжительную беседу. Но его уже не было.

 «Не беда! – не стала расстраиваться она, - попрошу ребят, они быстро все уладят», собралась озадачить их, но ее взгляд «зацепил», сидящего напротив и ее планы снова изменились. На этот раз не по собственной прихоти. Желание расслабиться исчезло само собой.

 Перед ней сидел ухмыляющийся, самодовольный индюк, «маслянистым» глазками «раздевающий» ее. Его снисходительная и даже пошлая обросшая физиономия скривилась в улыбке, которою она почувствовала даже за всей этой густой растительностью и гренадерскими усами. Единственное желание осталось - покончить с затянувшимся фарсом и выложить все как есть, не деликатничая, без всяких дипломатических уловок, сжигая все мосты на надежду, а потом уйти.

 - Степа, - ее голос приобрел привычную жесткость и уверенность деловой женщины, привыкшей получать желаемое и не останавливаться на полпути, - предлагаю сделку - десять тысяч баксов за штамп в паспорте, как состоящего в браке. Брак, как ты понимаешь, без соблюдения физических брачных обязательств. Но при этом, ты на правах супруга отправляешься вместе со мной на швейцарские курорты с полной свободой действий и, более того, получаешь ежемесячно по десять тысяч на карманные расходы. Единственное обязательное условие – сопровождать свою супругу на официальные приемы, обеды… В общем, туда, где по стандартному этикету без второй половины нельзя. Во всем остальном свобода не ограничивается в течение последующих трех лет. Потом тихий развод с компенсацией в тридцать тысяч.

 Теперь выжидающе и бесцеремонно она смотрела в его карие глаза, едва улыбаясь одними губами, глаза при этом остались холодными, пронизывающими. После минутной паузы  уже собиралась встать. Она уже не ждала ответа. После такой формы изложения своих интересов вряд ли кто примет всерьез такое соглашение. Степан оказался куда более шустрым малым, да к тому же алчным.

 - За порчу паспорта штампом – пятьдесят тысяч. Ежемесячно – по тридцать. – Начал диктовать он свои условия, показывая деловую хватку и напор. – При разводе - четверть миллиона.

 - Ваш пакет неприемлем. – Без эмоционального проявления возмущения, негодования или еще каких бы чувств, отпарировала Златнова, вставая из-за стола, показывая: тема закрыта и обсуждению уже больше не подлежит. Твердой походкой, отстукивая каблучками четко «нет. Нет. Нет». За ней последовали обе Тени вовсе не похожие на киношных переростков, перекаченных амбалов из пресловутых дешевых западных боевиков.

 «Наглая образина. - Без злобы подумала Лера, шумно вздохнув, но с облегчением выдохнув. Будто гора с плеч свалилась. – Наконец-то все встало на свои места. Пора домой. Нужно обзвонить и оповестить всех приглашенных об отмене свадьбы. Все правильно! Все, что не делается – все к лучшему. А дел мне и дома хватит! Россия страна огромная».

 - Домой! – Выходя на улицу, распорядилась Валерьяна. «А хороший все же парень! – улыбаясь, подумала она о Степане. – Молодец! Ни удивления, ни лишних вопросов. А перешел сразу на коммерческие рельсы. Быстро сориентировался и как четко выдвинул встречные требования! Вот это хватка! Жаль, что наше знакомство оказалось таким коротким».

Вот и стоянка.

Сююр-приииз!

 

Глава 2

 

 Степан с утра чувствовал в себе заводной кураж. Песни исполнялись не по тому, что это необходимо, а лились по велению душу. Они будто жили своей жизнью, а Лагушин всего лишь был средством озвучания.

 Народ по Арбату дефилировал без конца туда, сюда. Кто без нужды, кто суетно с интересом (эти точно приезжие, - крутят головами, чуть ли не на сто восемьдесят градусов, будто хотят увидеть нечто сверхъестественное), все так буднично и прозаично.

 Торговцы мелких сувениров пытаются им «впарить» свои побрякушки, расхваливая свой ассортимент на все мыслимые и немыслимые лады. Те, кто рядом работают, время от времени заскакивают под «грибок» выпить пива и немного освежиться.

 Июль. Жара. Привычная скука.

 Опытный взгляд бывшего спецназовца еще издали выхватил из пестрой и разноликой толпы небольшую компанию – темноволосую женщину в бежевом костюме, не похожую ни на туриста-ротозея, ни на завсегдатая этих мест. Но все говорило о том, что появилась здесь не спроста. Она будто искала что-то, но одновременно оставаясь равнодушной к предложениям навязчивых лоточников. Ее взгляд то надолго останавливался на ком-то, то она останавливалась сама и как будто задумывалась. Она была странной. За ней чуть поодаль двигались две Тени. Именно Тени. В том, что эти двое телохранители у Степана сомнений не было.

 «Кто же ты, краля? То, что ты богата - ясно как этот день. Но ты не похожа на тех скучающих особ, ищущих приключений и очередного любовника. Да и охрана у тебя нестандартная. Не те мальчики-страшилки с перекаченными мускулами, с вечно жующими жвачками, а на лице ни единой ясной мыслью. Эти иные. С виду обычные парни, резко не бросающиеся в глаза. Так провинциальные туристы, праздно ротозейничающие по сторонам, на все любуясь, всем в меру восхищаясь, но тоже ничего не покупая. Выглядят расслабленными и даже рассеянными, но Степан не сомневался: если их подопечной будет что-то даже незначительное угрожать, оба готовы дать надлежащий отпор. Да, с такими в бою надежно, не подведут. Но не дай бог встать у них на пути. Сметут. Эти двое десятка два жлобов способны разметать и не вспотеют».

 Они поравнялись с «Кучей», а толстяк коронно затряс своим «аквариумом-брюхом» и его совершенно отвратительные ужимки у леди вызвали естественное отвращение.

 «Сейчас повернется ко мне». - Без тени сомнения подумал он и, сам не зная почему, внутренне подтянулся, желая произвести приятное впечатление.

 Сквозь почти прикрытые глаза он со вниманием следил за троицей.

 Повернувшись, с ее лица еще не успела сползти гримаса брезгливости от выступления «Кучи». Так и есть – не из бедных. Костюм действительно дорогой. Вся чистенькая, элегантная. Туфли хоть не на кричащей «шпильке», но сразу видно: товар не массового потребления, не с тех стандартных рынках, рассчитанных на неприхотливого и не капризного покупателя, заполонивших Москву. Несмотря на жару, ножки обтянуты дедерончиком и без единой «морщинки» или «пузыря». А это уже не только признак хорошего тона, а аристократичности. Темные волосы собраны во что-то незамысловатое, но выглядит весьма респектабельно.

 «У нее темно-серые глаза». – Мимоходом отметил Лагушин.

 Бросила стодолларовую в каску. О-го! Щедро!

 «Неужели ты хочешь меня купить и снять на ночку? Выходит: ты одна из тех охотниц и любительниц «клубнички?» А я о тебе лучше подумал». – А песня тем временем приближалась к концу:

Кто не ждал меня,

Тот пусть скажет: «Повезло!»

Просто ты умела ждать,

Как никто другой!

 Лагушин полностью открыл глаза, после того как она прикоснулась к нему.

 Перед глазами еще одна стодолларовая описала небольшой радиус и оказалась в каске с предыдущей.

 - Поговорим. – Даже не спросила, а приказала.

 Ясно: она не знает слово «нет». Привыкла получать, что захочет. Посмотрим насколько ты крутая, сероглазая. Надеюсь: разойдемся полюбовно и ты со злости не натравишь на меня своих бойцов. Он, конечно не лыком шит, но против этих двоих может и не устоять.

 Степан знал, что выглядит также безобидно, как и эти двое. Но на самом деле не менее опасен как каждый из них. Они тоже видать опробовали свои навыки на военных дорогах Чечни.

 «Сразу видно – мастера, - с уважением отметил Лагушин, видя как обе Тени, подойдя ближе, внутренне подтянулись, - почувствовали, что я потенциальная угроза. Ничего, парни, расслабьтесь. Я не собираюсь вступать в серьезный конфликт. Беседа и более ничего».

 Степан усмехнулся, а сам, заметным только для этих и знакомыми с безмолвными знаками всех спецназовцов, показал: «отбой». Драка никому не нужна.

 Тени поняли и языком жеста подтвердили: «отбой принят», но предупредили, чтобы не зарывался.

 - Поговорим. – Согласился он.

 Собрал свое имущество без резких движений. Несмотря на то, что договорились об обоюдном ненападении, и парни внешне расслабились, но Лагушин видел, что они готовы войти в режим боя в любое мгновение. Что ж, драка и в мои планы не входит.

 «Отличные воины! – Снова восхитился ими Степан. – Но кто же все-таки ты, свинцовоглазая? Что за VIP-персона? Не похожа, совсем не похожа на тех богатых, скучающих теток, с жиру бесящихся – любительниц «сладкой клубнички» с горячими парнями. Не похожа. И как не хочется, чтобы ты такой оказалась. А сомнения остались, -эскорт сопровождения, щедрые подаяния уличному певцу, повелительно-приказной тон, не терпящий возражений. Господи, пусть она не окажется одной из тех, кто ищет утех на стороне!» - искренне взмолился Лагушин. Таких одиноких, богатых и неуемных бабенок он повидал немало. Одно время сам «промышлял» таким заработком. Сначала было даже весело. Потом приелось. А дальше и вовсе стало скучно и противно. Но клиентки одолевали и приставали как липучки. Пришлось сменить имидж. Вера – подружка Стаса Калинина, а тот когда-то давно, «в прошлой жизни» был и его другом, постаралась. Длинные волосы, усы, борода в мелких косичках. Теперь выглядит он таким «отморозком», что даже «Куча» поблек на его фоне. А ряса, выклянченная у знакомого попа, отпугнула и самых неуемных. Теперь он сам хозяин своих запланированных радостей или принципиального одиночества.

 Лагушин вошел в дверь кафе и даже не придержал ее. Но один из Теней, тот, что чуть постарше, кто вступил со Степаном в кодовые переговоры, опередил-таки свою подопечную и придержал дверь.

 Удивлена. Шокирована. Но ни упрека, ни возмущения. Надо же!

 За столик тоже сел первым, бесцеремонно разглядывая нежданную сотрапезницу, удовлетворенно наблюдая, как все та же Тень услужливо придвинула ее стул поближе к столу, после чего сам сел за рядом стоящим.

 «Леди несколько полновата. – Отметил он и тут же добавил: - Хотя это ее вовсе не портит. То ли костюм удачно пошит, то ли умение себя «держать», но округлость делает ее только еще привлекательнее».

 К столику без шумно «подскользил» официант. Сергей. Подал меню.

 - Дама заказывает. – Браво предупредил Степан.

 Хотя Лагушин и видел ее порыв отомстить ему за хамство, но она сдержалась.

 «Вот что значит хорошее воспитание!» - То ли с уважением, то ли саркастически по привычке куражился он.

 В общем познакомились. Он бравадно-фомильярно, она – сдержанно-официально и чуть-чуть доверительно-кокетливо. Потом с ней что-то произошло. Ее черты (без видимых на то причин) неожиданно смягчились, придав лицу мягкость, какую-то домашнюю обаятельность. Как будто «сползла» маска неприступности. А рядом оказалась приятная, будто давно знакомая девчонка, пришедшая просто посидеть в кафе, поговорить, посмеяться, рассказать о каких-нибудь пустяках, отдохнуть. Она повернулась, вероятно, ищя официанта, чтобы заказать еще что-нибудь посущественнее, чем только кофе. В полуобороте ее округлости выглядели еще более аппетитно. А запах, очень нежный запах ее духов достигал и Степиного носа и что очень естественно в голове его сформировался нескромный вопрос: «Ее грудь и в самом деле такая округлая до умопомрачнения или это результат рекламных предложений?».

 Ощупывая глазами напротив сидящую привлекательную женщину, как-то само собой возникло желание прикоснуться к ней не только визуально. Он увлекся своими фантазиями и не успел убрать с лица похотливого выражения, когда она вновь обернулась.

 Мгновение.

 И этого оказалось достаточным, чтобы вернулась жесткая, холодная, упрямая и непреклонная волевая женщина с колючими глазами и тяжелым взглядом.

 Тихим, но внятным и беспристрастным тоном она изложила свое предложение.

 Пришла очередь впасть в шок и Лагушина.

 За свои тридцать два ему многое довелось и повидать, и испытать. Его пестовали и награждали, потом предавали и забывали; ценили и лелеяли, а потом вновь предавали анафеме. Женщины любили, соблазняли ради прихоти, порой подкупали и покупали, цинично оплачивая его услуги. Конечно, пытались и оженить, но делалось это все чаще намеками, изподволь, как бы подталкивая к данному решению. Хотя бывало и напористо, настойчиво. Но чтобы так с «открытым забралом», да еще с точно оговоренной суммой за каждую услугу, никогда.

 Сначала принял за шутку избалованной женщины, захотевшей отомстить за его мелкое хамство и легкое пренебрежение к ней. Потом руки чесались врезать наотмашь для отрезвления. А когда умолкла, решил подыграть и посмотреть во что это выльется. Он набрал полную грудь воздуха и… увеличил ставки.

 Рассчитывал на возмущение, торг, в конце концов. А она с каменным лицом, без малейших видимых эмоций, выпрямила спину, с изяществом поднялась из-за стола и холодно вынесла свой приговор:

 - Ваш пакет не приемлем. Благодарю за ланч.

 Направляясь к выходу, ни разу не оглянулась. А вот Степан ждал и хотел этого

 Когда за ними закрылась дверь, как-то погано стало на душе у Лагушина. Предчувствие невосполнимой утраты оглушительным набатом ударило по нервам. Оставить все как есть, значит потерять что-то очень дорогое, хотя еще четко не сформировавшееся это «что-то». Но такими ощущениями, пусть даже еще смутными, он привык не пренебрегать, служа в Чечне. Это знакомое ощущение всегда было связано либо с Жизнью, либо со Смертью, или вообще с самой Судьбой. Опытный воин знает: подсознание предупреждать напрасно не станет, даже если все туманно, зыбко и неясно.

 Четкие акценты и аналитические «прокрутки» – потом. А сейчас главное – не упустить инициативу. Обстоятельства не располагали к длительным размышлениям.

 Расплатился за сделанный заказ, так и не успев его даже дождаться, стодолларовой купюрой без сдачи и выбежал на улицу. Здесь он знал каждый закуток, а его каждый охранник. Поэтому до стоянки на Смоленской площади он мог добраться значительно быстрее сквозь здания, чем бежать вдогонку по прямой Арбата.

 Лагушин уже стоял «скучая» перед шлагбаумом у входа на платную стоянку, когда перед ним появились Валерьяна и две Тени сопровождения.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Изяслава Волхва: namrihs@yandex.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты