BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Сергей Болотников

Действо. Катрен третий

Главная : Фантастика : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Красноцветов кивнул, и Александр вышел из утлой хибары, предоставленной им на ночь великим вождем. На улице было свежо. Зеленая луна, похожая на самую большую в мире рекламу заплесневелого сыра висела над сельвой, и все так же крутились в пустоте колеса летящего на ее фоне велосипеда. Ткачев задумчиво уставился на светило и четвероногое, уже столько времени пытающееся его перепрыгнуть - беззаботное черно-белое создание - счастливо и безалаберно помахало ему копытом. Пахло речной тиной, резкими благовониями и электроникой, в речке мелодично похрюкивали лягушки стоп сигналов для автомобилей "волга", да шевелились и шумели угрюмо джанкли - ветер уныло выл в проемах металлоконструкций. Ткачев неожиданно понял, куда сейчас пойдет.

Ван-Доорн тихо посапывал в своей клетке, а вот Анна не спала. Она подняла голову и улыбнулась, узнав пришедшего:

-Саша?

-Да, я... Анна, я просто хотел сказать, чтобы ты не теряла голову. Мы, в любом случае, освободим тебя... слово имперского гражданина! Ты не останешься у этих рабов Чук-хе, слышишь?! Я все сделаю ради этого! Это не твоя судьба.

-Но Червь...

-Червь - это Тварь, а значит, битва будет серьезной. Червь - это настоящее, и я не знаю, кто из нас возьмет верх. Мы впервые выступим в открытую... ну, или хотя бы попытаемся.

-Страшно как... - прошептала Анна, - если бы ты только знал, Саша, как я устала от всего этого. Непрерывный кошмар все последние месяцы. Я... словно отрываюсь от земли. Не чувствую тверди под ногами. Не чувствую опоры. И не знаю, что будет дальше. Это и есть, чудо, Саша? Я ведь так мечтала о чуде.

-Мы все мечтали о чуде, - молвил Ткачев, - все, так или иначе. Потому и попались в эту сеть. Но я хотел сказать тебе еще одну вещь, Анна. Ты ведь помнишь тот чат осенью прошлого года... Фавн?

-Мой никнейм... - произнесла она, - откуда ты его знаешь? Неужели... Но как же такое может быть?

-Дом не дал нам встретиться. Ты знаешь, я даже не верил, что ты существуешь на самом деле. Мы жили в одном доме и не знали об этом. Но ты все-таки есть и мы встретились, так или иначе. И это, пожалуй, главное чудо из всех, которые со мной случились.

-Паромщик... это ведь ты, да?

-Да, ты знала меня как паромщика. Хотя тогда у меня было много разных прозвищ... так, кажется, давным-давно. Судьба ведет нас прихотливыми тропинками, Фавн, и на них есть место настоящим чудесам. Я просто хотел напомнить тебе об этом. Есть и хорошие чудеса.

-Есть! - произнесла Анна, - есть! Теперь я верю, они есть! Я ведь чувствовала... я... возвращайся, поскорее. Не покидай меня теперь, когда мы встретились, наперекор этой бешеной твари судьбе! Пожалуйста...

Александр Ткачев протянул руку сквозь прутья и осторожно, кончиками пальцев, коснулся плеча Анны Воронцовой.

-Обещаю, - улыбнулся он, - ну, прощай... моя королева!

Ван-Доорн пробудился в своей клетке, и, продрав глаза, сонно и недовольно уставился на соседей. У него были совсем другие проблемы.

В полночь Красноцветов и Ткачев выступили в поход против червя. Босоногие камикадзе довели их до сумрачной границы джанклей и предоставили самим себе. Место обитания Белого Червя - старый сливной коллектор было указанно заранее. Круглая зеленая луна и не думала заходить, однообразно зависнув в горних высях. Сельва не спала - качались по ветру черные кабели высокого напряжения, бесшумно перепархивали с ветки на ветку летучие собаки, кора деревьев отдавала дорогим лаком. Крошечные полевые мыши - белые с красными проницательными глазами прыскали из-под ног, и остановившись на некотором расстоянии замирали, наблюдая. Почва под ногами была сухая как пыль - смесь золы, сажи, битых бутылок, затвердевшего гудрона, песка и торфа, а под ними тонкий, ломкий слой шлака, что хрустел под ногами подобно настоящему снегу.

Ткачев поправил карабин и обернулся к собачнику:

-Как будем брать зверюгу?

-У коллектора два выхода, - произнес Красноцветов, - если обложить только один - червь неминуемо уйдет. Нам придется разделиться.

-Так узнали, на что он похож?

-Никто не смог мне объяснить точно. Большинство поселян сходятся на том, что он похож на Чук-хе. Кто-то видит его в образе Великого Вождя, а некоторым он видится Чоком. Между тем, Юпиэс, наш проводник, один раз видел Червя и утверждает, что тот очень любит образ офицера эмигрантской службы. Ван-Доорн с ним соглашается, но только в том, что это офицер, вот только на этот раз из налоговой полиции. Судя по всему червь не имеет определенного образа.

-Ну да, - кивнул сетевик, - ведь он же полиморф. Следовало догадаться.

На первые следы червя они наткнулись километром спустя - крупная горстка экскрементов, отвратительно пахнущая порушенными надеждами и кремнеорганикой. Еще здесь имелось три оплывших от желудочного сока твари романа ужасов в мягких обложках, кусок дешевой целлулоидной пленки и полупереваренный фрак с костяными пуговицами. Еще здесь же нашел билет Чук-хе, что, безусловно, не прибавило соседям настроения. Длинный слизистый след Червя вел от кучи в западном направлении, огибая врытый в землю "Морган 4/4" и дикорастущую поросль шотландских кильтов, а после нырял под землю, в скромной роще постеров малобюджетных фильмов про вампиров. Чуть дальше след вновь возникал на поверхности, о чем свидетельствовал полупровалившийся в недра коммерческий грузовик с кузовом полным специй "веджетта". Фары машины тускло горели, привлекая романтично настроенных ночных мотельков, преимущественно отмеченных тремя звездами.

Настоящие звезды, ровно и не мигая, смотрели на сельву с темного неба и медленно крутились вокруг своей оси, и казалось сейчас соседям эта дикая чаща странным набором декораций, выдуманных страдающим расширением сознания декоратором для авангардного спектакля одиозного режиссера по мотивам пьесы сидящего в психиатрической больнице автора. Соседи ничуть не удивились, когда в следующей куче червя нашлись полусъеденные произведения Франца Кафки и Кобэ Абэ - судя по всему, червь страдал дурным привкусом.

-Вот он, коллектор, - прошептал Красноцветов, указывая во тьму, - а второй вход с той стороны.

Здесь, доселе ровная, выжженная поверхность сельвы вспучивалась уродливым оплывшим горбом с потрескавшейся широкими трещинами поверхностью. Остаток асфальтовой беговой дорожки выходил из сельвы и под невероятным углом вздымался к вершине, на которой подобно копью над могильником древних племен возвышался плакат на массивных стальных опорах с яркой, округлой надписью: "Черви - цветы жизни. Они полезны для почвы под ногами. Берегите червей!"

Идеально круглое черное отверстие - судя по всему выход какой то трубы у самого подножия холма и было логовом Белого Червя.

-Здесь мы разделимся, Саня, - произнес Алексей Красноцветов, стискивая ружье, - В этом ходе я запалю бензин, после чего червь побежит на тебя. И тут уж не мешкай. И помни, он может попробовать заговорить с тобой. Не давай ему себя уболтать. Помни про тварь. Помни про нас всех.

-Не бойтесь, Алексей Сергеевич, - кивнул Ткачев, - Мне есть зачем возвращаться домой.

Собачник вздохнул, и принялся отвинчивать крышку канистры. Остро запахло топливом. Ткачев двинулся в обход холма - на середине пути потрескавшаяся шкура кручи сменилась выщербленным бетоном, поросшим древним обесцвеченным мохом, и исписанным непристойными граффити. То было некое подобие древней дамбы, неизвестно как оказавшейся здесь, в трех километрах от канала, и выходное отверстие гидротехнического сооружения было в несколько раз больше скромной трубы на той стороне. Это уже был целый туннель, из которого мощно благоухало слизистым разложением. Оценив, обстановку, Александр занял место напротив входа, скрывшись в густой роще ядовитых грибов-мониторов, чьи суперплоские стогерцовые экраны слегка помаргивали голубоватой матрицей, надежно укрывая спрятавшегося охотника. Ствол карабина смотрел прямо на тоннель.

Ткачев замер в ожидании. Луна светила с небес, бросая резкие, секущиеся тени и трудно было понять, что есть что. Мелкие ночные сондания извивались и шевелились во тьме пожирая и спасаясь от пожирания, спаривались и производя все новые и новые химеры. Голая вершина холма выглядела грандиозным памятником всему на свете.

Пауза затянулась, а потом лес вздрогнул - с вершин деревьев сорвались птицы-истуканы и с каменным грохотом вошли в почву у подножий, стремясь как можно скорее скрыться в надежных теплых недрах. С той стороны холма стало заниматься яростное оранжевое зарево, донеслось потрескивание огня - Красноцветов запалил выход. Теперь червя оставалось ждать с минуты на минуту.

Сетевик нервно стиснул карабин вспотевшими ладонями. Червь все не шел. Там, под холмом, прихотливая сеть канализационных туннелей сейчас наполнялась едким ядовитым дымом с высоким содержанием тетраэтилсвинца, вызывая разрывающий голову кашель и помутнение сознания. Но Червь по-прежнему не появлялся. Возможно, он был устойчив к ядам, а может быть у него просто не было легких. Спрятавшийся в засаде Александр Ткачев, неожиданно стал казаться себе бесконечно маленьким и незначительным, подобно единственному оставшемуся в живых пехотинцу в окопе, на который вот-вот должен пойти танковый клин. Здесь, посреди неприветливого леса, который мог, пожалуй, привидеться лишь Рене Магриту после длительного употребления под абсент гравюр Босха, Ткачев ощутил то пронзительное и жгучее как мороз чувство потери твердой почвы под ногами, о котором недавно говорила Анна. Ощущение было страшным, мир дернулся, поплыл, в земле словно разверзалась невидимая, ледяная бездна, откуда ощутимо тянуло безумием. Стремясь отогнать некстати подступившее наваждение, Александр зло тряхнул головой и тут же услышал шорох.

Вот оно! Ствол карабина смотрел во тьму тоннеля, но пришелец возник откуда-то слева, из джанклей, и поспешно вскинул руки, показывая, что не намерен проявлять агрессию. Свет луны пал на лицо гостя и Ткачев нервно вздрогнул - к нему, широкими шагами шел Красноцветов.

-Алексей Сергеевич! - крикнул Ткачев, - Это вы? Но зачем...

-Не стреляй, Саня, - крикнул тот, приближаясь, - Так было надо. Подожди...

-Но Червь же уйдет! Огонь сейчас прогорит! Все провалится... Красноцветов!!! Я...

Он хотел сказать еще что-то, но с изумлением осекся. Потому, что вдоль стены бежал еще один Алексей Красноцветов - точно такой же как и первый. Он очень спешил, и размахивал карабином.

-Саня! - крикнул бегущий, оскальзываясь на слизистых камнях - Саня, стреляй, это же Червь!

Страшная догадка пронзила Ткачев, руки его дернулись и направили карабин в грудь первому Красноцветову. Сетевика начала бить неприятная дрожь. Значит, полиморф?

-Стой! - сказал Александр.

-Саш, да ты чего? - спросил собачник, что появился первым, - Тут же червь! Он ведь нас сожрет так! - однако, остановился и опустил руки.

-Да стреляй же в него! - завопил второй Красноцветов, надсаживаясь, - это же Червь, убей его!!

-Встали оба!!! - рявкнул Ткачев, поводя карабином.

Гости остановились. Один, метрах в десяти позади другого. Оба были похожи как две капли воды. Каждый имел унты, карабин и канистру. Александр ощутил, как мороз идет у него по коже - один из пришельцев, безусловно, Червь. Но вот кто?!

-Полиморф... проклятый полиморф! - выдавил из себя сетевик, поводя ружьем с одной цели на другую.

-Саша... Александр, послушай меня... - рассудительно начал первый Красноцветов.

-Нет, не слушай его! - тут же крикнул второй, нелепо взмахивая руками, - это же тварь! Не слушай ее!

-Правильно, - сказал первый, - не слушай эту тварь. Она пришла по наши души и любой хитростью постарается доказать тебе, что она и есть настоящий Алексей Красноцветов. Но Саша, слушай сердце. Я - настоящий! Ты что, не чувствуешь?

-Н...нет, - вымолвил Ткачев, нервно, - Не чувствую. Червь... Тварь, тебе лучше сразу признаться, а не то...

-Не то, что? - спросил первый Красноцветов.

-Я не знаю!! - крикнул сетевик, - но Червь отсюда живым не уйдет.

-Что ты хочешь сказать?! - дрогнувшим голосом спросил второй собачник, - ты будешь стрелять в меня?

-Убей же его, Саня! - выкрикнул между тем первый, - он пытается заговорить тебя, сыграть на жалости. Ну же! Я бежал от него, чтобы предупредить тебя! Я не успел... Но это он, я уверяю тебя, он! Это Тварь, Червь, сладкоголосая дрянь!!!

-Не слушай его! - завопил второй, - не надо!

-ЗАТКНИТЕСЬ ОБА!!! - заорал Ткачев изо всех сил. Гости заткнулись и испытующе уставились на Александра - одинаковые, как пара мишеней в тире.

-Попробуем от противного, - сказал сетевик, облизнув пересохшие губы, и, кивнув на второго, крикнул, - эй ты, как звали твою собаку?

-Ее звали Альма, Саша, - со вздохом сказал тот.

-У нее был палевый окрас и мы с ней брали замок Мясника... - вставил первый.

-Она дралась с Бульдозером во дворе... - произнес второй.

-Она исчезла, когда все началось... - высказался первый, - ну, ты доволен.

-Это тупик, Саша, - устало опустив руки с карабином, сказал Красноцветов номер два, - он же тварь. А тварь, единственная из всех, кто знает о нас все.

-Судя по всему, принимая мой облик, Червь скопировал и всю мою память, - заметил первый, - так ты ничего не добьешься. Тварь поймала нас, Александр...

Сетевик почувствовал, как глаза наполняются слезами бессилия. Два одинаковых Красноцветова виновато стояли перед ним, и лишь один из них был настоящим, живым Алексеем Сергеевичем, без которого - он чувствовал - уже ничего не получится и идти к Ящику будет не зачем. А Тварь... Тварь, наверное, сейчас ухмыляется про себя, храня на лице неподвижную чужую маску. Прицел карабина прыгал с одной фигуры на другую и казалось, что у охотника двоится в глазах.

-Извини меня, Саша, извини, что так получилось, - сокрушенно сказал пришедший вторым Красноцветов.

-Что мне делать?! - крикнул Ткачев, обращаясь одновременно к обоим, - Что?! Ну?!

-Я не знаю... - произнес второй Алексей Сергеевич, - Но, боюсь, тебе придется сделать выбор.

-...И сделать его довольно скоро, - добавил первый, - мы не сможем стоять так всю ночь. Тварь может напасть, пока ты целишься в меня.

Ткачев сжал зубы. Сельва вокруг замерла - гулкая тишина пропитала массивные уродливые конструкции. Кабели не шатались под ветром, ночные создание собрались на границе джанклей и смотрели - множество безмолвных зрителей с выпуклыми, поблескивающими глазами. Сетевик заметил, что лунный свет падает теперь совсем отвесно, освещая немую сцену, наподобие мощного софита. Тени съежились и стремились спрятаться под ногами хозяев. Наступала полночь.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Фантастика : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Сергей Болотников: boatman_in@mail.ru http://sbolotnikov.narod.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты