BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Jasmin & Kamelia

Параллели судеб. Часть первая

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Да, - вздохнула Адель, стараясь скрыть улыбку, - надо признать Николя вас здорово ударил. Вы несколько дней не сможете целоваться…

Не переживайте так за меня, мадам Фавье, - усмехнулся Патрик, приподнимаясь с кушетки, - с этим у меня все в порядке.

Сомневаюсь.

Не сомневайтесь, - и Патрик, притянув рукой к себе Адель, начал целовать ее.

Адель не ожидала такого, она даже не поняла, что спровоцировала это сама, а потому растерялась и не отстранилась от него прежде, чем это сделал сам Патрик. Он выглядел очень довольным и самоуверенным, а этого Адель не могла ему простить. И она, рассвирепев, со всей силой дала ему пощечину.

Патрик наигранно опрокинулся на кушетку и захохотал. Адель вскочила и возмущенно уставилась на него. Она чувствовала себя оскорбленной и униженной, ей даже в голову не пришло, что она была сама виновата. Ведь всем известно, что в любой ссоре всегда повинна женщина. Именно от нее зависит, как с ней будут обращаться мужчины. Она сразу должна определить свое место и места мужчин, которые окружают ее. Каждое слово, взгляд, движение, жест способны дать мужчине понять, чего от него ждут. И теперь Патрик сделал только то, чего хотела, но не понимала сама Адель.

Второй раз за день меня сегодня бьют, - проговорил Патрик, немного успокоившись.

И мало вам, - воскликнула Адель, выбегая из ординаторской и громко хлопая дверью.

Ее поведение сильно позабавило Патрика и дало тот заряд бодрости, которого ему не хватало с самого утра. Наконец-то ему удалось поколебать спокойствие невозмутимой мадам Фавье. Чувство собственного достоинства и уязвимость Адель распирали Патрика до самого вечера, когда в холле он был замечен Николя, который уходил домой вместе с Адель. Его тщеславие и желание покрасоваться не могли не заставить его окликнуть Патрика.

Отлично выглядишь, Рено! – продекламировал Николя на весь первый этаж так, что многие пациенты обратили свое внимание на Патрика. Адель же не была в восторге от идеи своего спутника. Инцидент в ординаторской был еще свеж в ее памяти, а потому она предпочла бы пройти мимо. Однако Николя не подозревал о чувствах Адель и не пощадил их. В тот момент его интересовали только свои личные дела.

На замечание Николя Патрик никак не отреагировал, ему не хотелось разговаривать с ним, но поскольку Николя не унимался и продолжал работать на публику, ему все же пришлось ответить, чтобы прекратить эту тираду.

Спасибо, - серьезно ответил Патрик и пристально посмотрел на Адель. Она тут же отвела взгляд в сторону.

Думаю, твои личные планы на сегодня потерпели фиаско, - едко улыбаясь, произнес Николя. – Как же наш милый Патти будет целовать сегодня своих многочисленных любовниц?

Точно так же, как и твою, - огрызнулся Патрик, вызывающе глядя на своего “друга”.

Адель испуганно сжала руку Николя, боясь, что от таких слов он снова начнет драку с Патриком. От этого спасло только появление Жустин, которая тут же увела Рено.

 

Глава 7.

Патрик вышел из палаты, где только что накладывал швы старушке, и остановился. Спустя мгновение он подошел к окну и взглянул на то, что происходит на улице. Погода казалась тихой и безветренной. Вечер постепенно сменял день, и последние лучи солнца светили тускло. Патрик редко наблюдал за природой, но сегодня он вдруг подумал, как быстро мчится время, как он не замечает, что мир вокруг него меняется. Он чувствовал себя разбитым и морально, и физически. Его злило положение, которое он сейчас занимал, - он снова был простым санитаром, как в то время, когда он только-только пришел работать в больницу. Патрик устал: его раздражал Николя и разговоры об Адель, с которой у него постоянно происходили разные стычки, Жустин постоянно давала ему понять, что он снова “у подножия горы, и ему предстоит опять подниматься”. Патрик осознавал, что с ним что-то происходит: его перестали интересовать вечеринки и женщины, он начал больше курить и пить, а потому постоянно был чем-то раздражен. Его жизнь превратилась в жизнь затворника.

Патрик стоял у двери в палату и не заметил, как к нему подошла Адель. Она некоторое время просто стояла, надеясь, что Патрик заметит ее сам – он не обратил никакого внимания, и Адель робко дотронулась до его плеча.

- Мсье Рено, - тихо позвала она его.

Патрик повернул голову и взглянул на Адель. Он удивился, так как она старалась как можно реже обращаться к нему. Адель была чем-то взволнована, и по неуверенным движениям ее губ Патрик понял, что она хочет ему что-то сказать, но не знает как.

- Мсье Рено, - начала она, собравшись с духом, - только что привезли вашу… гм… знакомую, ее имя Джоанна, если я не ошибаюсь, она в реанимации…

Патрик уставился на Адель и судорожно взглотнул.

- Что с ней? – он не смел сдвинуться с места.

- У нее рак крови, ей очень плохо, и она вряд ли доживет до утра.

- Замолчите! – прошипел он и побежал к лифту.

Перед дверью реанимации он помедлил, но лишь мгновение, а затем вошел вовнутрь. На кровати Патрик увидел немолодую женщину. “Нет, это не Джоанна”, - подумал он. Тело на постели он не узнавал: оно казалось почти сухим, лицо старым и мертвенно бледным. Везде были проводки и трубочки, они словно тугие нити оплетали слабое тело. Лоб прорезала глубокая морщина, которая придавала лицу выражение постоянной муки от нестерпимой боли.

Патрик подошел к Джоанне и только тогда понял, что это была она. Он взял ее за руку и позвал. В ответ она открыла глаза.

- Почему ты мне не сказала? – только и смог спросить Патрик.

- Неужели ты думаешь, - Джоанна тяжело вздохнула, - что я бы допустила жалость к себе, тем более с твоей стороны?

Патрик замолчал, Джоанна тоже. Оба они не знали, что говорить, они просто смотрели друг на друга: Патрик испуганно, словно ребенок, а Джоанна горько улыбалась. Спустя несколько минут их молчание было прервано, и в палату вошла медсестра. Она сделала пациентке снотворный укол и удалилась.

- Спасибо тебе, мой милый Патрик, - это последнее, что он услышал от нее, прежде, чем она заснула. Он чувствовал огромную благодарность к ней, однако сказал “спасибо” только тогда, когда Джоанна его уже не слышала. Он смотрел, как она спит, и в его памяти всплыло все, что было между ними. В их жизни произошло не только хорошее, но и много того, о чем бы Патрик предпочел забыть.

Было глубоко за полночь, когда Адель подошла к стеклянной двери. Она увидела Патрика, который сидел у кровати и теребил руки Джоанны. Она подумала о том, как, наверное, ему сейчас тяжело, но ей совсем не было жаль его. Она вообще испытывала к нему странные чувства, которые сама до конца не понимала. С одной стороны Патрик ей нравился за то, что был независим, но максимализм в его поведении ставил ее в тупик. Она не могла его понять, не знала, чего ждать от него. Ни одна их встреча не проходила без ссор, после которых Адель казалось, что Патрик вспылил зря. Она все еще помнила случай, произошедший в ординаторской, и объяснения с Николя. Патрик всегда смотрел в упор, едко усмехался, но Адель никогда не видела его улыбку. Она часто думала о том, какой он, когда улыбается – ответ на ее вопрос так и не был найден.

Патрик провел с Джоанной всю ночь, он думал о многом, но только не о смерти той, кого он ценил больше, чем мать. Джоанна была для него тем островком, который всегда ограждал от внешнего мира. Их отношения не были только любовными, скорее их можно было назвать отношениями очень хороших друзей, которые знают друг о друге все, ну, или почти все. Джоанна помогала ему, когда Патрику было необходимо, но он никогда не просил ее об этом. Она опекала его, делала ему дорогие подарки, баловала, как своего собственного сына. А теперь Патрик не мог представить то, как он будет жить дальше, потеряв друга и самого близкого человека, с которым просто было хорошо рядом и который ничего не требовал взамен, кроме простого человеческого внимания.

Патрик посмотрел на стеклянную дверь и увидел Адель, которая, как ему показалась, наблюдала за ним. Заметив его усталый взгляд, Адель приоткрыла дверь и вошла в палату. В ней было темно, лишь освещение коридора и тусклый свет от приборов, помогали разглядеть то, что происходит внутри.

Патрик, может вам лучше пойти отдохнуть, - сказала она в пол голоса, - если хотите, я попрошу медсестру посидеть с ней, хотя вряд ли она проснется до утра.

Патрик ничего не ответил на ее слова, он вообще как будто не заметил присутствие Адель, потому что был гораздо глубже погружен в свои собственные мысли, чем казалось на первый взгляд.

Он сидел, согнувшись, поставив локти на колени и подпирая подбородок кулаками. Впервые Адель видела его в таком состоянии. Даже когда ему сообщили о смерти девочки, он не выглядел так жалко, как сейчас. Адель подумала, что этот человек, который раньше казался ей беспросветным эгоистом, теперь, наверное, переживает за эту женщину больше, чем, если бы на ее месте была его родная мать. Адель думала о том, кем же приходится Патрику эта, стоящая на пороге смерти женщина, но не могла прийти к какому-либо определенному выводу.

Адель снова позвала его, и Патрик, удивленный, что к нему обращаются по имени, поднял голову и посмотрел на нее красными глазами.

- Патрик, - повторила Адель шепотом, - я понимаю, что вам сейчас очень тяжело…

- Как вы можете понимать это, - прервал ее Патрик чуть слышно.

- Да, да, вы правы, конечно, я и представить этого не могу, – проговорила Адель гулко, - но нельзя же так издеваться над собой. Вы отработали ночную смену и весь сегодняшний, то есть уже вчерашний день и ни минуты не отдохнули.

- Прошу вас, оставьте меня одного, - прошептал Патрик тяжело.

Адель показалось, что Патрик прикладывает большие усилия, чтобы выговорить хотя бы одно слово.

После того, как ушла Адель, Патрик еще долго говорил со спящей Джоанной. Ему казалось, что она смотрит на него, как прежде такими же сияющими глазами и улыбается.

Утром Патрика разбудил непонятный звук, от которого, казалось, мог проснуться весь мир. Этот звук пронизывал насквозь, оглушал, сбивал с толку. Патрик вздрогнул и недоуменно смотрел по сторонам; когда же жестокая догадка дошла до его затуманенного рассудка, он обернулся, взглянул на экран монитора и простонал:

- Господи, нет… ведь это все, что я любил…

Тонкая светло-зеленая линия сообщала о смерти самого близкого человека. Трудно представить, что эта полоса заключала в себе страдание души, который не мог выразить свои чувства; он переживал свои муки настолько тяжело, что казался слишком спокоен. Состояние Патрика приводило самого его в ужас: ему было плохо – он терпел, ему хотелось кричать – он молчал, его душила боль – он казался безразличным.

Он покинул клинику сразу же после смерти Джоанны: слишком невыносимо ему было смотреть на нее. В его памяти она навсегда осталась яркой и самой обаятельной женщиной.

На похоронах он был один, никто не поддерживал его, и только священник бойко читал унылую молитву.

Джоанна оставила завещание, которое было оглашено на следующий день после похорон. В нем она все оставляла “своему” Патрику и просила распорядиться имуществом и деньгами по его собственному усмотрению. Нельзя сказать, что наследство обрадовало его, а наоборот обременило, поэтому Патрик тут же продал всю недвижимость. Оставить все означало связать себя воспоминаниями на всю жизнь, а Патрик не хотел, тем более, что он начал подумывать об отъезде. Эта мысль настолько глубоко засела в его сознание, что не повиноваться ей было не возможно.

Спустя еще неделю Патрик пришел в свой родной дом к матери. Она как обычно встретила его довольно холодно, но предложила пройти.

Я завтра уезжаю в Париж, - сказал Патрик после того, как они сели в гостиной.

Что ж, ты отдыхать или надолго? – равнодушно осведомилась мадам Рено.

Навсегда, - отрезал ее сын.

На этом их разговор и закончился. Он не оставил следа ни у Патрика, ни у его матери. Они уже давно находились в таком состоянии холодной войны, а поэтому научились жить друг без друга. Глупая неприязнь не ранила их сердца.

Их отношения испортились задолго до истории с Джоанной, еще в детстве. Мадам Рено была властной женщиной, она воспитывала своих детей в строгости. Но ее требования были особо высоки к сыну. Она упрекала его за малейшие промахи, требовала невозможного, не давая быть “просто ребенком”. Многие дети, становясь взрослыми, благодарны своим родителям за строгость, потому что видят в своем успехе их заслугу. Все муки детства затмевает головокружение от собственной карьеры. Но с Патриком все было не так. В 12 лет мать отправила его в религиозную частную школу Святого Кристофа близ деревушки Массоб. Воспоминания того времени казались Патрику самыми ужасными в его жизни. Мать приезжала к нему только раз в год на первое мая, когда отмечали праздник школы. На выходные он всегда оставался там, потому что каждый раз мадам Рено придумывала отговорки. Безусловно, она хотела видеть своего сына, но желание сделать из него “настоящего мужчину” было настолько велико, что она ограничивала сама себя. В школе к Патрику относились хорошо, но он хотел домой.

Сначала Патрик ждал ее, переживал, умолял забрать, но натыкался на глухую стену. Его мать была настолько социальна, что не пожалела ребенка, молящего о тепле и ласке. Спустя года два, Патрик перестал надеяться на то, что мать смягчится. У него появилась к ней неприязнь. Она уже не была ему необходима, он не чувствовал потребности в доброте и заботе, а потому перестал считаться с ее мнением. Вот тогда у него появились с ней проблемы.

В 16 лет он познакомился с Джоанной и совсем потерял голову. Романтичный мальчик, он был очарован ею. Целый год в тайне от матери он встречался с ней, когда приезжал в город на праздники и выходные. Он боготворил ее, раскрыл свою еще детскую душу. А потом всем стало известно о его связи со взрослой женщиной. Его чувства разбили словно вазу, а потом изранили его этими же осколками. С того момента его отношения с матерью были чисто формальными, она перестала существовать для него как самый близкий человек. На ее место он водрузил Джоанну.

Как только стало известно о “постыдной” связи, Джоанна оставила Патрика, признав свою ошибку, но через некоторое время они снова сблизились: сначала как любовники, а потом – как мать и сын.

После визита к матери Патрик поехал в больницу, где он тут же направился к мадам Фавье. Однако в кабинете ее не оказалось, и Патрик сел в кресло и начал ее ждать. Он не мог точно сказать, когда она пришла, потому что собственные мысли ввели его в полудрему. Однако Адель скоро вернулась.

Мсье Рено, добрый день, - неожиданно для себя улыбнулась она.

Здравствуйте, - выражение лица Патрика давало понять, что день был добрым не для всех. – Я пришел к вам, чтобы сказать, что я увольняюсь.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Jasmin & Kamelia: patrick28@mail.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты