BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Jasmin & Kamelia

Параллели судеб. Часть первая

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Она не намерена была дальше продолжать этот бессмысленный разговор и Жерар, заметя это, ушел, оставив Адель одну. Она оглядела гостиную и поняла, как все изменилось: не было большой и пушистой елки, что была раньше, не было разбросанных игрушек, коробок с подарками, мишуры – все было по-другому. Не зная, чем занять себя, она увидела на каминной полке старый альбом и, устроившись поудобнее, принялась рассматривать фотографии. “Как быстро пролетело время”, - подумала она, перелистывая страницы и видя себя еще маленькой девочкой. Она невольно всхлипнула, увидев себя рядом с отцом, который умер десять лет назад. Она вспомнила день похорон, себя и мать в черных платьях, и тот пронзительный звук ударов молотка, когда плотник вбивал гвозди. Потом были долгие рыдания ночами, а через год место отца в их с матерью семье занял Жерар Дюбуа. Он был старше матери и казался Адель суровым, потому что никогда не улыбался. Он работал в церкви и был очень требователен к постам и молитвам. Говорил он всегда неторопливо, поглаживая рукой свою густую черную бороду, и никогда не смотрел в глаза. Мать Адель любила Жерара, и поэтому Адель ничего не оставалось, как принять его. Но за эти десять лет она никогда не назвала его “отцом”.

Раздался звук входной двери, и Адель увидела мать.

Доченька, вот так сюрприз. Ты почему не предупредила, что приедешь на Рождество, - спросила она, ставя пакеты с покупками на пол, - А я тут за продуктами к праздничному ужину ездила.

Мама, я не на Рождество приехала, а навсегда, - сказала Адель, закрывая альбом. После некоторой паузы она добавила:

Прошу, не расспрашивай меня сейчас ни о чем. Я вернулась, и теперь все будет по-другому.

Адель обняла мать, и они обе разрыдались.

Скажи хотя бы, где ты сейчас живешь? – взволнованно спросила мать.

Не волнуйся, мама, я купила небольшую квартиру на Елисейских полях, уже договорилась о работе в университете – буду преподавать на медицинском факультете правовые дисциплины, подам на развод с Этьеном, и у меня все будет хорошо.

Адель, Этьен несколько раз приходил и очень часто звонит, спрашивает о тебе…

Я виделась с ним сегодня. Мы все обсудили, – заключила Адель.

Но вы же любили друг друга, зачем разводиться?

Все уже в прошлом, мама. Любовь прошла.

После ужина Адель еще немного поговорила с матерью и собралась уходить.

Адель, - окликнула мать, - я совсем забыла. Несколько дней назад тебе пришло письмо на наш адрес. Я сейчас принесу.

Через минуту она вернулась и протянула Адель письмо. Обратного адреса не было, но на печати она прочла, что оно из Рима. Спрятав конверт в сумочку, Адель попрощалась с матерью и, пообещав прийти завтра на Рождественский ужин, скрылась за дверью.

Идя на автобусную остановку, Адель разглядывала дома на другой стороне улицы: некоторые были украшены гирляндами, на дверях других висели Рождественские венки, а иные и вовсе голые - и даже ничто не напоминала на них о предстоящем празднике. Один из таких не украшенных домиков привлек взгляд Адель, и она увидела мужчину, который стоял на лестнице и ремонтировал крышу. Лица его не было видно: черные как смоль волосы, забранные в хвост заставили Адель остановить и посмотреть, но его на этого мужчину повнимательнее. А когда он развернулся, и она увидела его лицо, то не могла поверить своим глазам: это был Патрик Рено, какой-то совершенно другой, не тот, что был раньше. Он казался отцом семейства, который занимается обычными делами для выходного дня. В его движениях не было прежней резкости и максимализма. Он спустился с лестницы, напевая вместе с плеером, и прошел к крыльцу. Он не был весел, но в его взгляде Адель почувствовала спокойствие. В следующее мгновение к нему подошел мужчина, они, по-видимому, были друзьями. Адель сделала выводы из их приветствия – они обнялись и похлопали друг друга по плечу.

Адель вдруг поняла, что дрожит, но почему? Она надеялась убежать, спрятаться, чтобы не встречать тех, с кем были связаны неприятные воспоминания. Она надеялась, что в Париже, большом городе, она будет недосягаема для знакомых. А теперь она увидела Патрика Рено. “Ну и что с того? - раздраженно спрашивала она сама себя, садясь в автобус. – То, что ты его увидела, еще ни о чем не говорит”. Но Адель не смогла отогнать назойливую мысль. Она знала, что если она его встретила, значит не случайно. Что-то вновь свяжет их вместе. Ей хотелось верить, что это “что-то” будет приятным, однако, зная характер Патрика, она понимала всю утопичность своих желаний. Адель не могла понять, почему она так нервничала. Наверное, из-за ребенка, она ведь беременна, а это свойственно всем будущим мамам.

Оказавшись дома, Адель вспомнила о письме, которое отдала ей мать. Открыв конверт, она достала письмо и начала читать его.

. “Здравствуй, дорогая Адель.

Я понимаю, что прошло много времени, и многое осталось позади, но все же та дружба, которая зародилась между нами несколько лет назад, еще жива. Я счастлива была убедиться в этом. Джордано мне все рассказал о вашем знакомстве и о том, что ты уехала так и не повидавшись со мной только потому, чтобы не причинить мне боль, а в этом и есть проявление истинной дружбы. Уйти с дороги и уступить ради друга, по-моему, истинное проявление благородства. Спасибо тебе, я очень рада, что у меня есть такой друг.

Только вот я совсем не достойна такой дружбы. Я утаила от тебя один случай из нашего прошлого. Два года назад, когда ты приезжала в Рим, и мы с тобой познакомились, мне очень понравился твой жених Этьен: он был такой симпатичный и галантный молодой человек, с которым было очень интересно общаться. Ты познакомила нас, но я сразу решила для себя, что никогда не буду пытаться кокетничать с ним. Но после твоего отъезда мы с Этьенам часто виделись. Сначала он приглашал меня на его репетиции, потом показывал мне театр, в котором он пел. Мы поднимались на самую высокую башню, откуда было видно пол Рима. Однажды вечером он пригласил меня к себе: мы ели пиццу и пили красное вино, а потом он просил остаться у него до утра, и я осталась…”

В этом месте почерк стал беглым и неровным. Адель подумала, что Кристине нелегко было писать эти строки, но она продолжала:

“Я поняла, что сделала глупость, что предала нашу дружбу из-за мимолетной вспышки страсти, я поняла, что не смогу больше смотреть тебе в глаза. Этьен пригрозил мне, что если я расскажу тебе, он сделает мне больно, и запретил видеться с тобой, писать и приезжать в гости. Вот почему я не приехала на вашу свадьбу.

Дорогая Адель, я еще раз хочу поблагодарить тебя за то, что ты для меня сделала; сожалею только, что мы не увиделись, хотя, возможно, это и к лучшему. Наша встреча еще впереди, если ты не испытываешь ко мне неприязни.

Я очень рада, что у вас с Этьеном все в порядке, и вы готовитесь стать родителями. Не говори ему, пожалуйста, о письме, он очень тебя любит, и вы теперь будете счастливы.

Кристина”.

Адель прочитала письмо на одном дыхании, она жадно впитывала в себя каждое слово и не могла поверить. То, что она читала, казалось ей настолько невероятным, что она сначала и не поняла всего смысла. Ей пришлось перечитать его заново, и только тогда Адель осознала, что рассказала ей Кристина. Сначала Адель просто сидела на диване, уставившись в пол, она и сама не заметила, как слезы сначала медленно, а потом быстрее покатились по ее лицу. Она вдруг поняла, что ее жертва по отношению к подруге была напрасной. Она смогла отступить перед страстью, а вот Кристина – нет. С этой мыслью она легла спать, но сон не шел долго. Даже предстоящее Рождество не радовало ее.

 

Глава 8.

Адель проснулась рано. Посмотрев в окно, она увидела, что идет снег. “Что ж, жизнь продолжается”, - подумала она, отправляясь за город к родителям. По дороге она еще собиралась зайти в несколько магазинчиков, чтобы купить им подарки. Разглядывая витрину, она вдруг увидела потрясающую вещь. Это был подсвечник, вырезанный из дерева в виде фигуры человека. Он стоял на коленях, согнувшись под тяжестью камня, который был у него на спине. В этот момент, Адель подумала о Патрике: как похож был этот образ на человека, которого она узнала в Тулузе, и который так легко согнулся под тяжестью жизненных проблем.

Сделав все необходимые покупки, Адель ехала в такси к родителям. У них все было как обычно: индейка, пирог, вино и подарки. Конечно, Адель хотелось домашнего тепла и уюта, но не к этому она подсознательно стремилась. Не родители ей сейчас были нужны, а поэтому при первой возможности она попрощалась с ними и ушла. Куда идти? Домой? Нет, и Адель свернула на улочку, где однажды уже была. Нужный дом она нашла сразу, так как на нем до сих пор не было ни одного рождественского украшения. Перед дверью она ни минуты не помедлила и уверенно постучала.

Дверь открылась не сразу, хозяин явно не был расположен к визитам, особенно незваных гостей.

Привет, - это единственное слово Адель произнесла сразу же, как только увидела Патрика. Она и не предполагала, что ее появление произведет такое неприятное впечатление. А так показалось бы любому, кто взглянул бы на Патрика Рено. Увидев на своем крыльце Адель Фавье, он весь напрягся, а его лицо тут же приняло непроницаемый вид. Более удивительного сюрприза он и представить себе не смог бы.

Однако удивление его начало затягиваться, а женщина все еще стояла перед ним на морозе. Она прятала руки в широкие рукава пальто. Казалось, что ветер продувает ее насквозь, срывая шарф и запутывая снежинки в ее пушистых волосах.

Добрый день, извините, что держал вас на морозе, - растерянно пробормотал Патрик, пропуская Адель в хорошо натопленную гостиную. Он помог ей снять пальто и предложил сесть.

Простите, что так неожиданно ворвалась в вашу жизнь, - тихо начала Адель, глядя на полыхающий в камине огонь. – На самом деле я думала, что мы уже с вами больше никогда не встретимся, а вот вчера я случайно увидела вас на крыше. Мои родители живут здесь не далеко.

Адель заметила, что Патрик не только не смотрит на нее, но и не слушает. Он был погружен в свои мысли и находился где-то далеко.

Простите, - сказала Адель, вставая с кресла, - я, наверное, напрасно пришла…

Патрик не сразу заметил, что гостья направилась к выходу.

Нет, останьтесь. Я прошу прощения за свое невнимание. Сегодня рождество, хотите вина?

Нет, спасибо. Вы, наверно, думаете, зачем я пришла.

Патрик приподнял бровь, давая понять, что этот вопрос действительно занимал его последние пять минут.

Сказать по правде, я и сама точно не знаю, - Адель снова села в кресло.

Но значит, предположения у вас все-таки есть? – в глазах Патрика зажглись веселые огоньки.

Да. Когда вчера я вас увидела, я подумала о том, что все наше знакомство состояло из сплошных проблем и разногласий. А все это из-за работы.

Да, вы правы, мы оба приложили к этому руку. Скажем, не слишком удачное стечение обстоятельств.

Патрику не хотелось продолжать этот разговор, потому что по некоторым вопросам он до сих пор считал поведение мадам Фавье недопустимым. По его мнению, она слишком часто переступала грань между работой и личными отношениями. А самым неприятным во всей истории было недоразумение с посылками.

А Николя тоже приехал в Париж? – Патрик немного не рассчитал и перешел от одной неприятной темы к другой, еще более неудачной.

“Что за дурацкий вопрос?” - с досадой подумала Адель, а вслух произнесла:

Нет. Вы, кажется, предлагали мне бокал вина?

Ах да, красное?

Ага, - Адель подошла поближе к камину.

Пока Патрик вышел за вином, Адель принялась рассматривать те вещи, что лежали на каминной полке. Здесь были сигареты, ключи, пара вырванных из записной книжки листов с номерами телефонов, несколько пустых коробок из-под дисков и книга. Адель прочла название “Парфюмер”, Патрик Зюскинд. Она взяла книгу и, заметив закладку, открыла и прочла:

“Теперь он был бы рад всех их стереть с лица земли, этих тупых, вонючих, эротизированных людишек точно так же, как тогда, в стране его души, черной, как вороново крыло, ему хотелось стереть все чужие запахи, и он желал, чтобы они заметили, как он их ненавидит, и чтобы они ответили взаимной ненавистью на это единственное, когда-либо испытанное им подлинное чувство и, со своей стороны, были бы рады стереть его с лица земли, что они первоначально и намеревались сделать. Он хотел один раз в жизни разоблачиться. Раз в жизни ему захотелось стать таким, как другие люди, и вывернуть наружу свое нутро: как они обнажали свою любовь и свое глупое почитание, так он хотел обнажить свою ненависть. Он хотел один раз, всего один-единственный раз, быть воспринятым в своей истинной сути и получить от людей отклик на свое единственное истинное чувство - ненависть”.

Странное чувство осталось у Адель после того, как она закрыла книгу и положила ее на прежнее место. Она все еще стояла лицом к камину, когда в комнату вошел Патрик.

Ваше вино, - сказал он, протягивая бокал Адель.

Я вижу, вы любите читать? – Адель указала на книгу.

Да, это спасает меня.

Спасает от чего?

От многого. В том числе и от себя самого, мадам Фавье, - Патрик снова ехидно улыбнулся.

Пожалуйста, зовите меня Адель. Мы ведь больше не коллеги…

Да, верно. Должно быть, это и к лучшему. Зовите меня тоже просто Патрик. Странно, что мы с вами снова встретились. Я, честно говоря, не мог даже и предположить такое. Уезжая, я надеялся оставить все и всех.

Жизнь иногда преподносит нам сюрпризы…

Скорее сами люди, - добавил Патрик, отпивая вино из бокала. – Однако вы почему-то не пьете, Адель.

Он нарочно подчеркнул ее имя. Эта ситуация, если сначала и напрягала его, то теперь забавляла. Он видел, что Адель нервничала, но совершенно не хотел помочь ей. Если бы она рассказала о цели своего визита, то он вел бы себя по-другому, а сейчас ситуация напоминала игру в кошки-мышки. Адель не знала, как вести себя с Патриком. Она ведь даже толком не понимала, зачем пришла. Разговор не клеился, и ее начали раздражать его издевки. До прихода к нему она думала, что увидит совсем другого человека: спустя время и совсем в другой обстановке, но оказалось, что все осталось по-прежнему – Патрик не изменился. Адель была разочарована этим фактом, но сейчас Патрик казался ей более живым и привлекательным, как внешне, так и с точки зрения человеческих отношений. И если внутренне он совсем не изменился, то внешне перемена была очевидной: маленькие усы и бородка придавали его лицу серьезность, а волосы были аккуратно подстрижены, хотя и оставались такими же длинными.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Любовные романы и рассказы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Jasmin & Kamelia: patrick28@mail.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты