BestBooks.RU - электронная библиотека

Любовные романы и рассказы

Сделать стартовым Добавить закладку

В нашей онлайн библиотеке вы можете найти не только интересные рассказы, популярные книги и любовные романы, но и полезную и необходимую информацию из других областей культуры и искусства: 1 . Надеемся наши рекомендации были Вам полезны. Об отзывах пожалуйста пишите на нашем литературном форуме.

Сергей Еринец

Сексотка

Главная : Детективы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

- Узнаешь? - грубо спросил он.

- Да-а...

- Когда ты здесь была?

- В пятницу, по-моему...

- С кем?

- С подругой.

- Что делали?

- Обычная вечеринка...

- Почему я ничего не знаю о ней?

- Я не думала...

- Не думала... Ты с кем-то познакомилась?

- Было много разных людей...

- И ничего интересного?

- Нет, обычная тусовка. Стихи, картины, танцы...

- Значит, обычная? Ни о чем существенном не говорили? Ни с кем особенным не познакомились?

Он с разворота наотмашь ударил ее ладонью по лицу.

- Я предупреждал тебя, что ты никогда не сможешь обмануть меня!

Лена была по-настоящему испугана, испугана до такой степени, что даже слезы обиды, как-будто рвущиеся наружу, боялись литься из глаз, а комок в горле парализовал дыхание и не позволял ничего произнести.

- Я предупреждал тебя, что ты у нас не одна?! Так вот, вчера я получил сообщение о том, что здесь происходило. О западных корреспондентах. О литературе, которую они привезли с собой. Об идее неформального молодежного объединения и издания на его базе литературно-художественного журнала с западным финансированием... Но от тебя я ничего не узнал! Почему?

- Я ничего об этом не знала...

- Не знала? Ты пришла сюда в 20.15 и пробыла до 23.35. Я хочу знать, намеренно ли ты скрыла от меня то, что здесь происходило? Намеренно ли ты скрыла от меня свои новые знакомства? Почему я не получил об этом отчета?

- Я собиралась написать, как обычно, к среде. Я не думала, что это может так тебя заинтересовать, - наконец вымолвила она.

- Опять врешь?! Я тебе скажу, почему ты все пропустила мимо ушей. Ты обтирала углы этого дома со студентиком, сынком режиссера Сосновского. Рассказать тебе, о чем вы говорили? Рассказать тебе, что написано в том сценарии, который вы, якобы, поехали читать к нему домой? Я, в отличие от тебя, об этом знаю! Как и то, что он никогда не снимет этого фильма, а отец сам надерет ему заднее место, когда прочтет эту галиматью!

- Как ты узнал? - недоуменно вырвалось у нее.

- Как я узнал? Иди сюда, смотри, это будет тебе уроком.

Он повел ее в небольшую комнату, дверь которой запиралась на несколько замков. Комната была напичкана различной аудио- и видеотехникой. Иван Анатольевич подошел к пульту и стал по очереди включать видеомагнитофоны. На экранах появились видеозаписи того самого вечера, снятые несколькими камерами.

- Видишь? Этот "запрещенный, непризнанный авангардист", якобы притесняемый советской властью, на самом деле - один из наших агентов. А его квартира - она обошлась нам в круглую сумму - по оснащению одна из самых лучших. Но она окупает себя. Хочешь полюбоваться на себя крупным планом?

- Это ужасно...

- Ужасно не это, а то, что ты пропустила все мимо ушей!

Он выключил магнитофоны и тщательно запер двери на ключ.

- Ты поехала к нему домой, - продолжил он разговор уже в студии.

- Да, я поехала к нему домой.

- Ты трахалась с ним?

- Я трахалась с ним, - ответила она, пытаясь смотреть ему прямо в глаза.

- Я не позволю тебе стать б.., подстилкой под любого, кто предложит роль...

- Я переспала с ним не ради роли! - почти крикнула она со слезами на глазах.

- Не ради роли, а ради чего? Может быть, по любви?

- Я хотела отомстить тебе!

- Мне? За что? - он вновь был спокоен и говорил как всегда, почти без всяких эмоций.

- За то, что ты используешь меня! Я твой агент! Стукачка! Больше тебе ничего от меня не нужно. Ты даже никогда не дарил мне цветы! Не говорил мне о любви... А я... я люблю тебя! Люблю!

Он подошел к ней, обхватил волосы рукой и стал медленно наматывать их на ладонь, пока боль не исказила ее лицо и с губ не сорвался стон.

- Попробуй еще хоть раз лечь с кем-нибудь в постель! Только попробуй! В следующий раз ты сделаешь это только тогда, когда я тебе разрешу! Понятно? Не слышу!

- Да... а... - еле сумела произнести она.

- Я отвечаю за тебя. Я - твой отец, брат, друг и любовник! Я! И только попробуй забыть об этом!

Он потянул ее за волосы вниз и опустил на пол. Ткнул лицом в брюки... Он наблюдал за ее действиями в зеркало, которое висело прямо за ее спиной, до тех пор, пока удовольствие не заслонило все и он не закрыл глаза.

Другой глаз, совершенно бесстрастный и внимательный, помещавшийся за зеркалом, точно фиксировал все происходящее через заданные интервалы времени. И Русаков знал об этом.

Почти все лето Лена провела у своей бабушки в Симферополе, куда уехала вместе со своей подругой Ольгой Наумченко. Были знакомства на пляже, дискотеки, походы в кино, но не больше. В Москву девушки возвращались девятнадцатого августа в переполненном добавочном поезде.

Спали плохо. В плацкартном вагоне, куда только и удалось достать билеты, всю ночь голосили грудные дети, а под утро, когда, наконец, удалось заснуть, проводница разбудила сообщением:

- Подъезжаем к Москве. Быстренько сдаем постели.

Заработала трансляция. И первое, что они услышали, было:

- Передаем обращение к советскому народу Государственного комитета по чрезвычайному положению - ГКЧП…

Мнения в вагоне быстро разделились: кто-то говорил “наконец-то закончится этот бардак”, кто-то жалел, что возвратился в Москву, пугал арестами и репрессиями…

В столице же было обычное летнее утро, как будто ничего не произошло. Работало метро, и Лена, наскоро попрощавшись с подругой, быстро приехала домой.

- Ты уже знаешь - у нас переворот! - встретила ее возбужденная происходящим мать. Теперь опять ничего не скажи… Ты знаешь, что должны были арестовать твоего дедушку, моего отца, но друзья предупредили…

- Знаю, мама, знаю, ты тысячу раз рассказывала, - проговорила невыспавшаяся Лена, заходя домой.

- Ничего, послушай еще! Это полезно, - почаще слушать собственную мать!

- Как бы из Москвы не выселили! - проронил более приземленный отец Лены. - Живем ведь на птичьих правах. Начнут наводить порядок - и окажемся у себя в гарнизоне…

- Дурак! Речь идет о судьбе страны, а ты про свой гарнизон… Не оказаться бы где-нибудь подальше!..

Лену не слишком интересовали дела политические, а потом - она чувствовала такую усталость, что мечтала только об одном - лечь в постель, что она и сделала, под аккомпанемент родительских споров, доносившихся из смежной комнаты.

Проспав почти целый день, вечером она была все же разбужена матерью:

- У Белого дома уже строят баррикады, а ты спишь!

- Я не умею строить баррикады, мама.

- Я не призываю тебя их строить, но спать в то время, когда решается судьба твоей страны… Тебе, кстати, уже несколько раз звонила Ольга…

Самым большим событием последнего времени для Лены стало то, что отец договорился с ЖЭКом и провел в квартиру телефон от выехавших соседей. Для защиты этого завоевания Лена готова была строить баррикады. Но когда она, наконец, дозвонилась до общежития и услышала от своей подруги, что весь их курс собирается идти к Белому дому и выступать там перед его защитниками, Лена тоже воодушевилась.

Правда, ее порыв вдруг попыталась охладить мать.

- Нечего там тебе делать. Вокруг танки, они не остановятся ни перед чем… Будут стрелять… Что мы получили от этой перестройки, кроме говорильни? Вот эту вот конуру?..

- Мама, там будет весь наш курс! Ничего со мной не случится. Там уже многие известные артисты…

Двадцатого утром Лена была у Белого дома. Вместе со своими сокурсниками она провела там весь день и всю ночь. Правда, в Белый дом их не пустили и выступать пришлось перед теми, кто составлял живое кольцо вокруг него. Они пели песни под гитару и даже сыграли отрывки из водевилей.

Несколько раз проносился тревожный слух, что вот-вот начнется штурм. Девушки не на шутку боялись этого, но тем не менее всю ночь провели под дождем у костров.

С облегчением слушали они каждое выступление руководителей России с балкона Белого дома о том, что войска переходят на сторону обороняющихся, а утром двадцать первого читали передаваемые из рук в руки листовки “Литературной газеты”, в которых говорилось, что подразделение “Альфа”, штурма которого все так боялись, отказалось подчиняться приказу, о чем сообщил командир “Альфы” журналисту Игорю Василевичу.

Уже днем они кричали "Ура!" сообщению о полном провале путча, танцевали и пели, празднуя победу.

Возвращаясь домой, у метро, Лена попросила подругу подождать минутку и зашла в телефонную будку. Набрала номер.

- Да? - услышала она знакомый сдержанный голос.

- Здравствуй, это я.

- Лена! Слушай меня внимательно, - заговорил Иван Анатольевич торопливо, но как всегда спокойно, - забудь этот номер. Забудь квартиры, в которых ты была. Меня ты не знаешь. Никаких документов не подписывала! Ни с кем не сотрудничала! И будь спокойна, что бы ни случилось в последующие дни. О тебе никто не узнает! Будь счастлива! Пока!

Он положил трубку.

Она стояла и слушала прерывистые гудки.

- Все хорошо? - спросила ее подруга, когда Лена, наконец, вышла из телефонной будки.

- Да, все хорошо, - ответила она.

Глава 4

...Она вывела два слова: "Агент "Любовь" и поставила точку. Перевернула страницу и даже не стала перечитывать написанное.

- Это все? Я могу идти? - спросила Лена у Русакова, сидевшего чуть поодаль на диване и курившего сигарету.

- Можешь. Если хочешь. И до встречи в Москве.

Он даже не поднялся проводить ее до дверей дома, да она этого и не хотела.

Она долго шла по жаре до "Жемчужины", такси поймать никак не удавалось, а придя в номер, брезгливо сбросила с себя одежду и стала под душ.

Позвонив Лене домой по телефону через несколько дней после того, как она с мужем вернулась в Москву, Русаков назвал ей новый адрес для встречи. Обычный дом в Теплом Стане, ничем не примечательная квартира.

- Твой муж делает отличную карьеру, - по-деловому начал он. - Известный журналист. И хотя по убеждениям - радикал, видимо, - нормальный парень, с головой. Привирает, конечно, как и все, но, в общем, контора неплохо относится к нему... Более того, мы хотим ему помочь, а заодно воспользоваться его пером в своих, а вернее, в государственных целях. Но так, чтобы он об этом не узнал. Сейчас он увлечен темой организованной преступности, ползает по поверхности... Короче, я хочу, чтобы ты нас свела!

Она удивленно посмотрела на него.

- Да, да. Познакомь нас, но, естественно, не говори о том, кто я есть на самом деле. Представишь меня работником прокуратуры... Дальним родственником... Легенду проработаем подробнее позже. Я дам ему факты и кое-какие документы, которые контора не может официально обнародовать.

- Ты хочешь подставить его?!

- Ну зачем так грубо? Он сам ищет эти факты. Без нас ему их не найти. Если он напишет сенсационную статью, это укрепит его известность и пойдет на пользу нашему делу.

- И тебе!

- Я лишь колесико в этой сложной машине... Делаю свое дело, и это помогает ей крутиться. Колесику лучше, когда его чаще смазывают, но от этого польза и всему механизму.

- Это опасно?

- Менее опасно, чем его сегодняшняя самодеятельность. Мы присматриваем за ним. Ему вполне могут прищемить нос, если будет по-прежнему совать его, куда придется. А мы, кроме того, прикроем его, если будет нужно... Конечно, лучше бы ему писать о кино...

- А если я откажусь?

- Мы сами выйдем на него. Но, если ты поможешь ему - твоя котировка как хорошей жены возрастет.

- Я и так хорошая жена!

- Да? Завидую ему.

- Ты?

- Я.

- Тебе ли завидовать ему?

- Конечно, мне. Он получил тебя на блюдечке с голубой каемочкой. Не затасканная, чистая женщина... Он ведь, кажется, всего лишь третий из твоих мужчин. Или после той интрижки с режиссеришкой был кто-то еще? Я, к сожалению, больше года не имел возможности следить за тобой. Ну, признайся, был кто-нибудь еще?

- Это так важно для тебя?

- Не так... Теперь ты принадлежишь ему. В любой момент... Ты рядом с ним... Всегда...

- У тебя, конечно, не было этой возможности? - грустно усмехнулась она.

- Да, не было. Я женат. К тому же, ты знаешь, нам строго запрещено смешивать личные отношения и служебные.

- Однако тебе это все время удавалось...

- А ты не думаешь, что вся прелесть наших отношений, и главным образом для тебя, в том и состояла, что мы не были связаны никакими узами... С женой, например, у нас давно нет близости.

- Бедная женщина. Ведь таких СЕКСоток, как я, у тебя, наверняка, несколько.

- Как ты - ни одной! - серьезно сказал он и подошел к ней.

Он обнял ее, она не сопротивлялась, но и не отвечала. Он начал целовать ее, но она не реагировала как обычно, не трепетала от страсти. Он стал раздевать ее, расстегнул ее платье, спустил с плеч и оно упало к ее ногам. Он опустился на колени и приник губами к ее трусикам. Потом покрывая поцелуями живот, стал потихоньку их спускать.

Она стояла с открытыми, ничего не выражающими глазами.

Вдруг он встал.

Обсудить книгу на форуме

Главная : Детективы : Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Сергей Еринец: sergey@erinetz.ru http://www.erinetz.ru
Если данная страница вам понравилась и вы хотите рекомендовать ее своим друзьям, то можете внести ее в закладки в ваших социальных сетях:



Возможно вы ищете советы по тому или иному вопросу? В таком случае будем рады, если указанная информация (не связанная с нашей электронной библиотекой) поможет вам и будет крайне полезна в решении поставленных бытовых задач - .


Вы можете также посетить другие разделы нашего сайта: Библиотека | Детективы | Любовные романы | Эротические рассказы | Проза | Фантастика | Юмор, сатира | Все книги
Добавить книгу | Гостевая книга | Гороскопы | Знакомства | Каталог сайтов |



Как добавить книгу в библиотеку 2000-2016 BestBooks.RU Контакты